109

Вторжение машин. Учеба по интернету не всем пришлась по вкусу

Екатерина Волкова / АиФ

Дистанционное обучение в школах вызвало немало вопросов как у родителей, так и у педагогов. В интервью «АиФ-Карелия» первый заместитель министра образования Карелии Наталья Кармазина рассказала, как переход к удаленному формату учебы обнаружил застарелые проблемы школьного образования и почему педагогам не стоит вторгаться в семейную жизнь учеников.

Катализатор проблем

Антон Соловьев, «АиФ Карелия»: Наталья Владимировна, промежуточные выводы из дистанционного обучения в школах сделать можно?

Фото: ИА "Республика"/ Сергей Юдин

Наталья Кармазина: Безусловно. Ведь мы анализируем такой формат обучения практически каждую неделю. Причем можно сделать выводы не только узкоспециализированные, но и затрагивающие куда более широкий круг вопросов. В частности, мы поняли, что все проблемы, назревающие в стране, ярко представлены в системе образования. Ситуация вокруг пандемии стала катализатором для того, что уже давно назревало. Произошедшее еще раз доказывает, что мы стоим на пороге очень серьезных системных изменений. Образование ждет цифровая трансформация. Она уже началась и теперь не закончится. Даже 1 сентября мы встретим в иной образовательной среде.

– Основная проблема в технологиях?

– Понимаете, никто не думал, что к технологиям придется прибегнуть в таких масштабах: они не рассчитаны на столь большую нагрузку. А пандемию никто не планировал. Так случилось, и мы просто оказались вынуждены использовать те ресурсы, которые были в нашем распоряжении. Причем выстраивать планы работы пришлось именно исходя из их нехватки. Грамотно проанализировать ситуацию и найти пути выхода – такова наша задача. Надо понимать, что цифровые и дистанционные образовательные технологии – лишь метод обучения. Они не навсегда, и они никогда не заменят классического образования. Наличие интернет-связи и всего оборудования – не гарант успешности. А гарант успешности – работа не на отметки и не на краткосрочный результат, а на получение знаний. Причем процесс обучения должен быть комфортным. Современные дети оперируют понятиями искусственного интеллекта, знакомы с робототехникой, понимают, что такое цифровизация. А поэтому они легко воспринимают все инновации, которые теперь стали верным спутником образования.

Много не значит хорошо

– А учителя?

– В республике была проведена большая работа по внедрению информационных технологий в образование, а практически все преподаватели прошли курсы повышения квалификации. Просто ситуация оказалась слишком кризисной. Школа стала перекладывать ответственность на семью, а семья оказалась в растерянности. Примеры встречались очень яркие. Скажем, в одной из школ потребовали сфотографировать рабочее место ребенка и отправить фото учительнице. На мой взгляд, это бессовестное вторжение в дела семьи. Не надо забывать, что я учитель, и я учу. Но все смешалось. Поэтому было много конфликтных ситуаций, которые говорили о допущенных просчетах. Да, большая ответственность лежит на семье, и надо признать – родителям досталось. Но трудно всем: учителям, которые до ночи проверяют работы, тоже.

– Какие еще выводы пришлось сделать?

– Ситуация еще раз показала, что нужно менять позицию педагогов. Учитель должен не столько учить, сколько сопровождать процесс обучения и пробуждать познавательный интерес. Дети всегда нуждаются в любви и в добром отношении. Когда наступает равнодушие, теряется и профессионализм. Ребенок 24 часа находится в четырех стенах, он лишен общения со сверстниками. Ему и так тяжело, а мы его нагружаем и нагружаем заданиями. Считается, что чем больше, тем лучше, но навряд ли за месяц мы потеряем нобелевских лауреатов, если дети не выполнят лишнее задание. Главное, чтобы они были здоровы – психологически и физически. Когда учителя стали много задавать, мы начали созваниваться с директорами школ и говорить: «коллеги, не надо».

Отношение важнее

– Вы связали профессионализм с эмоциональным состоянием, а не с тем, как поставлена работа.

– Да, я сидела и думала: а как в маленькой калевальской деревне? Позвонила директору и попросила рассказать. Вы знаете, она прислала такой добрый рассказ. Интернет не везде, компьютеры не у всех, но написано было так по-доброму, что стало понятно: здесь любят детей и работу. Люди в беде обычно сплачиваются, но я не скажу, что пришла беда. Скорее, испытание. Так вот, в это время мы все действительно очень слаженно работали. К примеру, в Карельском институте развития образования разработали три модели организации дистанционного обучения. И мы начали каждую неделю публиковать советы учителям.

– Вообще, другие варианты обучения вместо дистанционного рассматривались?

– Прежде всего, нужно отличать одно от другого. В школах организовано не дистанционное, а бесконтактное обучение с применением дистанционных образовательных технологий. Нам повезло, что мы приступили к бесконтактному обучению не шестого, а 7 апреля. Вся страна начала шестого. И мы видели, как рушились интернет-платформы, предназначенные для такого обучения, а поэтому быстро поняли, что нас ждет. Поняли и сразу же посоветовали учителям в первые дни делать как можно больше без использования интернета. То есть применять классические методы: дали задание, ученики выполнили и прислали по электронной почте. Что касается других вариантов организации, то поверьте: от учебы вне школы страдают все. И в школу хотят все.
Мы рекомендовали всем школам пересмотреть учебные программы на следующий учебный год с акцентом на повторение.

– А каникулы с 1 мая?

– Ученики начальной школы не просто вышли на каникулы. По желанию родителей и учителей мы организовали работу в школах. И сами школы не на каникулах: учителя приступили к проектной и исследовательской деятельности именно с детьми. Даже младшеклассник может провести свое маленькое исследование или выполнить небольшой проект. Кроме того, учителя могут организовать внеурочную работу детей и проводить консультации по отдельным предметам.

– Но учебную программу все равно полностью не выполнить?

– Не обязательно. Потому что четвертая четверть посвящена повторению пройденного. Мы рекомендовали всем школам пересмотреть учебные программы на следующий учебный год с акцентом на повторение. Так что в сентябре первые две недели будут отведены именно под повторение.

Досье
Наталья Кармазина – первый заместитель министра образования Карелии. В 2018 – 2019 годах была директором Петрозаводского базового медицинского колледжа, в 2016 – 2018-х – директором Центра развития образования, до 2016 года – директором филиала Института международного права и экономики имени А. С. Грибоедова. Окончила исторический факультет ПетрГУ, кандидат педагогических наук.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах