1425

Рак наступает. Онкологи держат оборону

Эдуард Кудрявицкий / АиФ

За прошлый год в республике рак унёс жизни 1416 человек. Всего на учёте у онкологов находятся почти 18700 жителей Карелии – около 3% от всего населения. Если принять во внимание, что риск развития онкологических заболеваний резко вырастает с возрастом, то ситуация начинает выглядеть очень тревожной.

Языком цифр

Действительно, в Карелии от рака умирают чаще, чем в соседних регионах и в целом по стране. Причём говорить о положительной динамике не приходится – если смертей и становится меньше, то только за счёт сокращения численности населения. Но год на год не приходится. К примеру, в 2018 году число умерших от онкологических недугов выросло почти на 14%, а в 2019-м – сократилось на 9% с небольшим.

Вопреки расхожим домыслам, в республике нет каких-либо аномалий, которые могли бы приводить к повышенной заболеваемости раком. Зато есть целый ряд факторов, на которые можно возложить ответственность за высокую распространённость онкологических болезней. Например, удручающая демографическая ситуация – молодёжь уезжает, а люди в возрасте, которые чаще болеют раком, остаются. Пьют в республике тоже больше, а алкоголь – один из основных провокаторов злокачественных новообразований.

Впрочем, повышенная заболеваемость раком может указывать не только на социальные причины. Хорошая диагностика – вот о чём также свидетельствует большое число пациентов с онкозаболеваниями. И не только хорошая, но и ранняя. Если в 2014 году рак на первой или второй стадии диагностировали лишь в 14,9% случаев, то в 2018-м – уже в 23,5%.

Что касается лечения, то статистика вроде бы говорит о положительных результатах. По крайней мере, косвенно. Так, в регистре онкологических больных за последние пять лет стало числиться на пять тысяч человек больше. Такие цифры означают, что пациенты стали жить дольше. О том же говорит и другой показатель – так называемой пятилетней выживаемости. Теперь 57,5% больных состоят на учёте дольше пяти лет.

Фото: пресс-служба правительства Карелии

«Из умерших только 12% – от рецидива онкологического заболевания, – приводит данные главный врач Республиканского онкологического диспансера Ерванд Хидишян. – Остальные умерли от других заболеваний – соматических или сердечно-сосудистых».

Диагностика и контроль

Снижению смертности от рака способствовали два фактора. Первый – новое оборудование. Только в онкологический диспансер было поставлено 17 единиц сложной медтехники. Хирурги-онкологи оперируют на эндоскопических комплексах, что позволило внедрить инвазивные (малотравматичные) операции. Это позволило сократить реабилитационный период после оперативного вмешательства.

«Теперь выписываем на третьи-пятые сутки, раньше – только на седьмой-десятый день», – говорит Ерванд Хидишян.

Как признаётся главврач, мест в онкологическом диспансере не хватает. Проблему должно решить новое здание – его строительство запланировано в Петрозаводске, участок уже выделен. Проект сейчас проходит государственную экспертизу.

«Я очень надеюсь, что во второй половине февраля мы получим положительное заключение по проекту, – отметил руководитель. – Такие высокоспециализированные учреждения проектировать очень сложно. Потому что типовых проектов нет, меняются требования санитарных норм, появляется новое оборудование. Тем более у нас проводится лучевая терапия – есть свои особенности».

Диагностика в районах

Много усилий направлено и на совершенствование диагностики, причём не только в Петрозаводске. Так, эндоскопическое диагностическое оборудование теперь есть во всех центральных районных больницах, а в ряде ЦРБ появились маммографы и томографы. Кроме того, с прошлого года врачи проводят телемедицинские консультации.

«Таким образом мы исключаем затратный вариант приезда пациента на консультацию в Петрозаводск», – поясняет главный врач онкодиспансера.

Всего в прошлом году состоялось 11 дистанционных консультаций. Сами петрозаводские онкологи также советуются со специалистами федеральных онкологических центров. В 2019 году было проведено 25 телемедицинских консультаций с Национальным медицинским исследовательским центром онкологии им. Н. Н. Петрова в Санкт-Петербурге и Московским научно-исследовательским онкологическим институтом им. П. А. Герцена.

Михаил Шибаев, главный онколог Карелии
Онкологическая медицинская помощь в республике стала единой системой – она имеет три уровня. Первый – первичное звено медицины. Оно организовано на базе всех 15 районных больниц и пяти поликлиник Петрозаводска. Там работают онкологические кабинеты, в которых ведут приём врачи-онкологи. Правда, есть медучреждения, где на должности находятся онкоответственные – врачи без специализации онколога. Второй уровень – межрайонные центры амбулаторной онкологической помощи. Они будут созданы на базе крупных медучреждений в районах – в Сортавале, Сегеже, Костомукше. В Сегеже и Костомукше они откроются в этом году, в Сортавале – если не в этом, то точно в следующем. Кроме того, они появятся в первой, четвёртой и железнодорожной поликлиниках Петрозаводска. Вся подготовительная работа уже проведена. Они будут лицензированы для проведения химиотерапии, а также получат право проводить лечение при осложнениях, полученных в результате химиотерапевтического лечения. Наконец, третий уровень – специализированная помощь. Она оказывается в онкодиспенсере. Также есть три койки на базе хирургического отделения детской республиканской больницы и койки для пациентов с гематологическим и нейрохирургическим профилем в стационаре Республиканской больнице им. В. А. Баранова.

На врачей надейся, сам не плошай

Помимо диагностики и лечения, усилия специалистов сосредоточены на предотвращении заболеваний. В первую очередь – на разъяснении очевидного для врачей, но игнорируемого многими людьми медицинского факта: прямой связи между нездоровым образом жизни и онкологической патологией. Во-вторых, собственно профилактика – проф­осмотры и диспансеризация.

Правда, никакой гарантии они дать не могут. Как рассказывает начальник отдела мониторинга здоровья населения Республиканского центра общественного здоровья и медицинской профилактики Галина Ширшова, в рамках диспансеризации проводятся исследования, направленные на раннее выявление онкологических заболеваний, но только самых распространённых. К примеру, мужчины сдают анализ на ПСА – простатический специфический ген. Он позволяет выявить предрасположенность к раку предстательной железы. Кроме того, если есть факторы риска – скажем, курение – пациента могут взять под диспансерное наблюдение. Но только при желании.

Важно понимать, что рак в начальной стадии даже точечные обследования могут не определить. Здесь уже многое зависит от усилий самого пациента.

Арина Кушнерук, психолог Центра общественного здоровья и медицинской профилактики
Как принять недуг? Ведь поначалу мы толком ничего не знаем, а эмоциям поддаёмся в первую очередь. У страха глаза действительно велики. К тому же все мы знаем примеры неудачного течения онкологических заболеваний, и начинаем примерять такие случаи на себя. Поэтому для восполнения дефицита информации нужно обратиться к врачам. Что касается родственников, то диагноз скрывать не стоит. Вопрос во внутренних ресурсах человека – способен ли он найти в себе силы и самостоятельно принять болезнь. Но в стрессовой ситуации внутренних резервов может не хватить. Человека всё равно выдадут выражение лица, раздражение, проблемы со сном. Скрывать от окружающих переживания продолжительное время мы всё равно не сможем. А родные и близкие люди, испытывая нехватку информации, могут прийти к выводам, далёким от реальности. Может возникнуть обида и начаться конфликт. Принять заболевание может помочь определённость – прежде всего в порядке действий при лечении.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах