aif.ru counter
290

Народ не хочет исчезать

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. "АиФ - Карелия" №28 14/07/2016

Деревянный, грубо вытесанный идол, стоит на ровно подстриженной зеленой лужайке. Позади высится двухэтажное деревянное здание, традиционной северной постройки, с резными наличниками и нависающими балконами. Так выглядит сегодня центр старинного села Шелтозеро в российской Карелии, расположенного примерно в 100 километрах от столицы региона, Петрозаводска.

Впрочем, Шелтозеро тоже неофициально называют столицей – это неформальный центр истории и культуры вепсов, небольшого финно-угорского народа, а также административный центр Вепсской национальной волости Прионежского района Карелии.

Путин тоже вепс?

Впрочем, это сегодня вепсы – небольшой народ. Когда-то же могучее племя контролировала почти весь северо-запад нынешней России, занимая территорию, которая была больше по размерам, чем иные европейские государства. Собственно, и сама история России тесно связана с вепсами – в древнейшей русской летописи, «Повести временных лет», сказано, что призвать варягов Рюрика решили 4 племени «чудь, словене, кривичи и весь». Именно потомками легендарной веси и называют себя вепсы. Средневековым арабам они были известны под названием «вису», остготский историк называл их «вас», и именно вепсские названия носят большинство рек и озер в этой части страны.

Однако легендарные времена остались в прошлом. Летописная «весь» с течением лет ассимилировалась. Часть веси вошла в состав родственных карельского и вепсского народов, часть – в состав русского народа. Несколько лет назад эстонский писатель Яак Прозес даже представил сенсационную книгу, которая называлась «Путин – вепс?» («Kas Putin on vepslane?»). В ней он высказал предположение, что род российского президента может идти как раз из Карелии или Ленинградской области, где и проживают потомки веси. К чести последних, те, проведя исследования в архивах, в том числе и в шелтозерском музее, твердых доказательств данной смелой гипотезы не нашли. Однако и не исключили эту вероятность полностью: на севере Руси славянские и финно-угорские народы действительно тесно переплелись, и этот процесс, начавшийся еще во времена призвания варягов, ускорился после принятия общего для всех племен христианства.

- Вепсы, конечно, активно ассимилировались. Общая религия, служба в армии, стремление сделать карьеру приводили к тому, что активная молодежь уходила в крупные города и вливалась в состав большого русского народа. Но некоторые национальные черты вепсы сохранили по сей день. Мы менее эмоциональные и более сдержанные в поведении, склонные к индивидуализму, - считает Мария Кошелева, молодая преподавательница вепсского языка в Петрозаводском госуниверситете.

Музей Шелтозеро
Музей Шелтозеро Фото: Национальный музей Карелии

Создатель памяти

К настоящему времени вепсов действительно осталось очень мало. Если по данным переписи 1926 года в России проживало 32 тысячи вепсов, то на переписи 2010 года о себе, как о вепсах, заявили всего 6 тысяч человек. Больше всего вепсов живет в Петрозаводске, но центром Вепсской национальной волости считается село старинное село Шелтозеро. Впервые в летописях оно упоминается еще в 16-м веке, но значение неформальной столицы вепсов Шелтозеро приобрело только с середины 60-х годов прошлого века, когда в нем начал действовать вепсский этнографический музей.

Его создание тесно связано с именем писателя и краеведа Рюрика Петровича Лонина (кстати, имя Рюрика мальчику дал отец, в честь того самого легендарного князя, поскольку был убежден, что и варяг Рюрик был вепсом по национальности).

Именно Рюрик Лонин первым начал собирать и вепсский фольклор, и предметы уходящей национальной культуры. Зданием музея стало то самое двухэтажное деревянное здание в центре Шелтозеро – до революции они принадлежало местному зажиточному купцу, теперь же здесь разместился этнографический музей вепсского народа. Он же вытесал и идола, восстановив по летописным описаниям традиционный вид языческого «божка».

Набор музейных экспонатов здесь достаточно традиционен – национальные наряды, предметы быта, изделия народных мастеров. Впрочем, можно полюбоваться и на знаменитый малиновый кварцит, из соседнего с Шелтозером месторождения. Этим камнем вепсской земли, который называют «порфир», облицовывали и соборы Санкт-Петербурга, и саркофаг Наполеона в Париже.

Быть вепсом снова модно

Посетив Шелтозеро можно пообщаться и самими вепсами. К сожалению, большинство из них уже плохо знают свой родной язык. Сейчас российское государство оказывает поддержку вепсскому языку – его преподают в школах, в Петрозаводском госуниверситете, на вепсском выходят газеты и журналы, а по республиканскому радио звучат передачи. Но в повседневной жизни язык почти не требуется, и поэтому постепенно забывается. Однако некоторые национальные черты в характере обитателей Шелтозера явно сохранились и иногда проявляются в самый неожиданный момент.

К примеру, на недавних выборах глава Шелтозера Ирина Сафонова была снята с выборной дистанции за нарушение оформления документов. В селе это восприняли как покушение на их самостоятельность. Поэтому в день выборов шелтозерцы пришли на избирательные участки и проголосовали «против всех» кандидатов. Выборы пришлось проводить заново, и Ирина Сафонова на повторном голосовании одержала победу.

И это упрямство, вместе с осознанием своей национальной идентичности, позволяет надеяться, что легендарная весь не пропадет и не исчезнет, а сохранит себя в народе вепсов.

- В советское время многие вепсы стеснялись признаваться в своей национальности. Это считалось не модным, не престижным. Если вепс, то, значит, ты из глухой деревни, человек не современный. Однако сейчас это не так. В условиях глобализации мира, люди, наоборот, начинают все чаще искать свою идентичность, обращаться к корням, и я вижу, что вепсским языком и культурой начинают интересоваться даже люди в возрасте, которых эта тема никогда не трогала. А молодежь так и вовсе – активно участвует в любых национальных мероприятиях, и четко позиционирует себя вепсами. Это становится модно, - рассказывает Мария Кошелева.

Как говорил в свою интервью известный вепсский поэт Николай Абрамов, книги которого выходили по всей Европе, от Эстонии до Франции, - «еще сто лет назад один из финских исследователей написал, что вепсы исчезнут через два-три десятилетия. Однако прошел целый век, а мы до сих пор поднимаем этот вопрос».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах