aif.ru counter
325

Дошли до точки. Чем грозит повсеместная продажа алкоголя

И как не попасть в сети алкогольной зависимости

фото Александра Фирсова / АиФ

В Петрозаводске и районных центрах продолжает открываться всё больше магазинов, специализирующихся на продаже спиртного. Чем грозит повышение доступности алкоголя, приводят ли ограничительные меры к положительному результату и что мешает медикам вовремя диагностировать у пациентов начало зависимости, в интервью «АиФ» рассказал заведующий отделом профилактики наркологического диспансера Артур Гурский.

На каждом углу

Антон Соловьёв, «АиФ – Карелия»: Артур Иванович, в Карелии действительно пьют больше?

Фото: Из личного архива

Артур Гурский: Да, по статистике в среднем по России потребление алкоголя – в пересчёте на так называемый чистый алкоголь – в прошлом году составило 5,9 литра на человека, по Северо-Западу – 7,6 литра, а по Карелии – 9,6. То есть пьют значительно больше. Почему? Наркотики в Карелии употребляют чуть меньше, чем в среднем по стране, зато алкоголя – больше. Одно замещает другое. К регистрируемому алкоголю следует добавить нерегистрируемый и производимый в домашних условиях. В 2014 году проводились исследования, они показали, что такой алкоголь увеличивает объёмы потребления примерно на 20%.

- Положительные тенденции в республике есть?

- Да, растёт число пациентов, пребывающих в ремиссии, то есть полностью отказавшихся от потребления психоактивных веществ. Мы уже приблизились по данному показателю к общероссийскому уровню. Постепенно приходит осознание заболевания, люди начинают понимать, что есть эффективные методы его лечения.

- Вы признаёте эффективность ограничительных мер?

- Скажем, в молодёжной среде на выбор однозначно влияет доступность. Конечно, государство пресекает употребление спиртного среди молодёжи, но есть ещё механизмы и рычаги, которые остаются незадействованными. Надо не пресекать, не наказывать по факту, а исключить возможность его появления. Что касается ограничительных мер, то широко обсуждается повышение возраста продажи алкоголя до 21 года. Другая мера – территориальная удалённость мест продажи алкоголя. Человеку надо дать время подумать: а оно мне надо или нет? К примеру, в компании, отмечающей новогодние праздники, заканчиваются напитки. И есть выбор: пойти погулять, на коньках покататься или пройтись недалеко за добавкой. И если ближайшая точка продажи находится в десяти километрах, то выбор наверняка будет сделан в пользу альтернативных форм досуга. А когда мы заходим в магазин и 50% продаваемой продукции это алкогольная продукция, то выбора уже не остаётся. Плюс могла бы помочь централизация продажи алкоголя. Проще контролировать два-три магазина, чем десятки и сотни.

- Тем более что сейчас магазины, специализирующиеся на продаже алкоголя, появляются чуть ли не каждую неделю и не на каждом углу.

- Это вообще катастрофическая ситуация. Удивительно, что они открываются в жилых домах.

Человек – не машина

- Но всё-таки время продажи теперь ограничено. Это дало положительные результаты?

- Дало, но также позволило проявить смекалку продавцам спиртного. Насколько я знаю, не так сложно получить лицензию увеселительного заведения обычному магазину, поставить один столик и два стула и начать по ночам продавать алкоголь. Проще говоря, предприимчивость имеет деструктивный оттенок, а хотелось бы наоборот.

- Недавно предлагали запретить скидки на спиртное.

- К сожалению, в нашей стране теперь складывается убеждение, что человек – это машина. Вот ставят в автомобили ограничители скорости, которые не позволяют, скажем, развить больше двухсот километров в час. И всё, действительно с большей скоростью ехать невозможно. И вот думают, что такой механизм работает и с людьми. Но он не работает.

- Но что тогда?

- Надо говорить людям не то, что вам этого нельзя делать, надо говорить, что вам этого не надо делать. Выбор нужно оставить. А если мы только запрещаем и ничего не предлагаем взамен, то рискуем столкнуться с тем, что человек начнёт искать ещё более опасную игрушку. Ведь есть пациенты, которые действительно не знают, как можно проводить досуг без употребления алкоголя. Поэтому информированность и альтернатива – вот два принципа, на которых должна основываться профилактика. Но не запреты. Они способны дать обратный эффект.

- Пугать последствиями стоит?

- Такой подход имеет право на существование, но он имеет очень ограниченную аудиторию влияния.

- Что нам мешает удержать человека от злоупотребления?

- В нашем понимании наркологических проблем есть одна особенность. Дистанция, которая отделяет нарушение нормы в потреблении спиртного и выраженными наркологическими расстройствами, очень легко пробегается. Эту промежуточную фазу человек, как правило, не замечает, а наше общество в силу ментальных особенностей, характера потребления, стереотипного мышления не говорит, что человек выбился за границы условной нормы. И когда токсическое вещество – а алкоголь это токсическое вещество – систематически поступает в организм, то организм не может не реагировать. Голова ещё не включилась, но организм уже начинает бороться с ядом. Но когда включается голова, то процессы уже запущены и зачастую необратимы. В этом заключается опасность. Поэтому мы стали работать с первичным медицинским звеном, которое может выявить заболевание на начальных стадиях и направить к нам.

- Но анализы же не сдашь на алкогольную зависимость?

- Но есть методы, которые позволяют объективизировать врача и пациента. Опросники, лабораторные анализы. Есть анализы, которые показывают состояние хронической алкогольной интоксикации. Но есть одна проблема. В части профилактики отсутствует преемственность между учреждениями. К примеру, пациент приходит к врачу с жалобами на давление, а врач выясняет причины, но вопрос употребления спиртного не затрагивает. Почему? Ведь предшествующее потребление спиртных напитков также может провоцировать повышение артериального давления. Нередки ещё более странные случаи. Врачи приезжают на вызов, антураж явно указывает на причины, но пациента не направляют на консультацию к врачу психиатру-наркологу.

Без предубеждений

- Возможно, такая ситуация складывается, потому что мы расцениваем проблему злоупотребления как личную и деликатную.

- Деликатность проблемы обусловлена рядом причин. Во-первых, это психическое расстройство и нередко коморбидная – то есть сопутствующая – патология. А во-вторых, сказываются социально-правовые ограничения, накладываемые на людей с выявленными наркологическими проблемами. Ограничения по работе, по водительским правам, по оружию.

- Как исправить ситуацию?

- Мы много работаем с медиками первичного звена – врачи должны научиться читать наркологические проблемы. Это приносит плоды. К нам стало больше обращаться пациентов, у которых выявлено подозрение на наркологические расстройства.

- Какая модель употребления наиболее опасна? Скажем, раз в неделю или неделю раз в полгода?

- Ресурсов нашего организма хватает для переработки только небольших доз спиртного. Поэтому говорить о том, что не пить долгое время, а потом «наверстать упущенное» в короткий срок безопасно, нельзя. Между таким способом употребления и ежедневным потреблением небольшого количества спиртного нельзя ставить знак равенства. Токсическое действие будет больше.

Что касается ограничительных мер, то широко обсуждается повышение возраста продажи алкоголя до 21 года. Другая мера – территориальная удалённость мест продажи алкоголя. Человеку надо дать время подумать: а оно мне надо или нет? Плюс могла бы помочь централизация продажи алкоголя. Проще контролировать два-три магазина, чем десятки и сотни.

- Как понять, что проблемы с алкоголем уже есть?

- Задать себе четыре вопроса. Первый: возникала ли мысль, что следует прекратить употребление спиртных напитков? Когда она может возникнуть? Когда человек видит ненужность или пагубность потребления спиртного. А если видит, то проблема уже есть. Второй: вызывали ли раздражение люди, подвергавшие критике ваши выпивки? Речь идёт о близких и значимых людях, и вопрос отсылает к защитным реакциям. Третий: было ли у вас плохое самочувствие или чувство вины, связанное с выпивкой? Здесь намёк на пагубное употребление, состояние, которое часто пропускается. Скорее всего, в данном случае анализы покажут, что организм уже борется с хронической алкогольной интоксикацией. Четвёртый: приходилось ли вам начинать утро нового дня с употребления спиртного, чтобы улучшить самочувствие или избавиться от похмелья? Если спиртное наутро приносит облегчение, то можно говорить уже о второй стадии зависимости. Вообще, если ответ «да» на два и более вопроса, то имеет смысл проконсультироваться у специалиста. Это не значит, что человек болен, но проконсультироваться надо.

- И не нужно испытывать предубеждений насчёт консультации в наркологии?

- Да, консультации у нарколога боятся не стоит. Причём проконсультироваться может не только сам человек, подозревающий наличие проблем со спиртным, но и его родственники.

Досье
Артур Гурский – заведующий отделом профилактики наркологических расстройств Республиканского наркологического диспансера. Окончил медицинский факультет ПетрГУ по специальности «лечебное дело» в 2009 году, в 2010-м – интернатуру по специальности «психиатрия». В 2011 году прошел профессиональную переподготовку по специальности «психиатрия-наркология».





Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Какая погода будет 25 августа в Карелии?
  2. Сколько частных детских садов в Карелии?
  3. От чего зависит прибавка к пенсии в августе?