727

Мирная работа с риском для жизни. Как водолазы спасали «Сапфир»

О большинстве профессий давно сложились свои мифы и стереотипы. С водолазами мы обычно связываем поиск погибших в воде людей или затонувших кораблей. Но есть еще специалисты в водолазных костюмах, которые строят или занимаются обслуживанием на глубине водоемов различных гидротехнических сооружений. Они называют себя технарями. До встречи с Дмитрием Митюгиным я и не предполагал, насколько опасна и сложна эта необычная профессия.

Водная стихия – с рождения

О том, что работа водолаза считается одной из самых тяжелых мальчишкой Дмитрий, конечно, не задумывался. Родился и вырос в вологодском селе Девятины, где на реке Вытегра расположен шестой шлюз Волго-Балтийского канала.

Фото: АиФ/ Наиль Шабиев

«Детство на воде прошло, - вспоминает мой собеседник, - с ранних лет видел и водолазов, и многопалубные корабли. Папа частенько брал с собой на спасательную станцию в Вытегре, где он работал водолазом-спасателем».

Уже тогда маленький Дима для себя решил, что когда вырастет, он тоже будет водолазом. Правда, вначале судьба распорядилась иначе. Семья переехала в Петрозаводск, и после окончания восьмилетки, юноша поступил в известное в городе девятнадцатое училище по подготовке станочников для Петрозаводскмаша. Однако на токарном станке после училища Дмитрию поработать так и не довелось. Посоветовавшись с отцом, он решил пойти работать матросом-спасателем на Петрозаводскую спасательную станцию. Физически крепкого, спортивного юношу с удовольствием взяли на службу. Параллельно обучался водолазному делу.

Во время обучения будущие водолазы проходят тест в барокамере, которая имитирует давление под водой. От того, как испытуемый ее пройдет, зависит, станет он водолазом или нет. У Дмитрия проблем с этим не было.

Технарь – высший пилотаж

В жизни редко так случается, когда сын наследует от отца не только профессию, но и место работы. После службы спасения на водах Дмитрий по рекомендации Митюгина-старшего продолжил свою трудовую стезю в известном на всю республику плавстройотряде ПСО-26, который построил в Карелии немало гидротехнических сооружений. У водолазов-технарей совершенно другая специфика.

«Меня обучали корифеи своего дела, с которыми начинал еще мой отец, - говорит Дмитрий Владимирович. – Они в свое время даже работали на нефтяных вышках в Норвегии и опускались на более чем 200-метровые глубины».

Первым объектом для новичка стало строительство одной из частей причала нынешнего Онежского судостроительно-судоремонтного завода. Казалось бы, причальная стенка небольшая, протяженностью 77 метров, но для ее возведения потребовалось порядка девяти месяцев. Ведь большая часть ее находится в воде.

По словам Митюгина, технари должны владеть двумя десятками строительных профессий. Водолаз-технарь - и сварщик, и резчик, и арматурщик, и бетонщик в одном лице. Кроме того, необходимо умение работать с любым гидравлическим инструментом, различными измерительными приборами. А если водолаз еще и может производить взрывные работы, то ему вообще цены нет.

За четверть века работы случалось всякое. Например, в прошлом году Митюгин вместе со своим закадычным другом Дмитрием Конжезёровым и капитаном судна водолазной компании Альбертом Евгеньевичем спасали катамаран «Сапфир» вместимостью более 200 человек.

Втроем они тогда работали на Надвоицкой ГЭС. Поступил сигнал от владельца судна, что «Сапфир» налетел на скалу и сел на мель. Причем, корабль пробил дно. Слава Богу, обошлось без жертв, людей спасли, а к водолазам уже обратились за помощью, чтобы поднять с каменной гряды Белого моря потерпевшее крушение судно.

Дмитрий и его коллеги сразу же поспешили на помощь. Пробоина оказалась большой и сложной. Дно катамарана пробило между шпангоутами сразу в двух отсеках. Машинное отделение корабля оказалось с отверстием 50 сантиметров в длину и почти 15 сантиметров в ширину. Заварить отверстие не было возможности, поэтому водолазы сделали чеканку, забили пробоину деревянными клиньями. Откачали воду и поставили цементный ящик.

«Трое суток без сна и отдыха откачивали и освобождали из плена затонувший катамаран,- вспоминает Дмитрий. – Потом сопровождали «Сапфир» до поселка Пиндуши и поднимали для дальнейшего восстановления, ведь он повредил еще и один из корпусов».

Час под водой - день на суше

Водная среда оказывает негативное воздействие на человеческий организм. Прежде всего, это давление, которое увеличивается с глубиной погружения, и низкие температуры. Поэтому движение в воде дается тяжело. Не зря же говорят, что час работы в воде сравним с дневной физической нагрузкой на суше.

Фото: Из личного архива/ Дмитрий Митюгин

При этом снаряжение водолаза свыше 80 килограммов. Каждый ботинок, водолазная галоша, весит по 12 килограммов, манишка со шлемом – 20 килограммов и комбинезон порядка 6 килограммов. Плюс спереди 16-килограммовый груз и столько же – сзади. Скафандры только с виду привлекательны, а попробуй в нем несколько часов на глубине поработать. В воде костюм, безусловно, становится легче, но возникают другие неудобства, особенно если предстоит действовать в стесненных условиях, как, например, в мокрых отделениях городских водозаборов.

Дмитрий постоянно в разъездах. Это еще одна особенность его сложной профессии. Он объездил весь Северо-Запад, работал в Мурманской, Архангельской, Вологодской и Ленинградской областях, опускался на дно крупнейших озер Европы – Онежского и Ладожского, Белого моря.

Остаться в профессии

Стать водолазом - задача не простая, но ещё сложнее - остаться в профессии. Многие уходят из-за перенапряжения и постоянного стресса. Работа водолаза - постоянный риск. В любой момент может произойти остановка подачи воздуха, отравление азотом и углекислым газом, повреждение скафандра. Каждая неисправность может стоить жизни, и все, что ему остаётся - это надеяться на помощь товарищей.

Во избежание критических ситуаций водолазы работают в команде. Первый находится под водой, второй (водолаз-страховщик) - на суше в полной экипировке. Его задача в случае чего немедленно прийти на помощь. Третий следит за показаниями манометра (прибор, указывающий глубину погружения и подачу кислорода водолазу под водой). В команде также есть специально обученный врач или фельдшер, который знает особенности «водолазных» болезней.

Однако при всей командной работе многое зависит и от самого человека, который оказывается под водой один на один с возможными проблемами. Поэтому кроме физической подготовки, должна быть еще и умственная. Под водой никто не подскажет, какое решение в считанные секунды надо принять.

Реконструкция причальной стенки.
Реконструкция причальной стенки. Фото: Из личного архива/ Дмитрий Митюгин

Например, при реконструкции причала нынешнего Онежского судостроительно-судоремонтного завода, несмотря на то, что как обычно наверху был обеспечивающий водолаз, передающий информацию крановщику, Дмитрию приходилось в воде представлять трехмерное пространство, расположение крана, движение стрелы. Это позволяло отправлять напарнику выверенные и точные команды по специальному телефону. Поставить на пятиметровой глубине бетонную стенку из отдельных блоков, уложив их в пять ярусов, - архисложно. С подобным заданием непросто справиться и на суше, но Дмитрий и его коллеги успешно выполнили задание.

«В нашей профессии остаются только фанаты», - убежден Дмитрий.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах