Примерное время чтения: 4 минуты
257

Бизнес за колючей проволокой. Что и как производят в российских колониях?

Исправительные колонии в Петрозаводске и Сегеже напоминают скорее производственные площадки, а не классические зоны с тюремным антуражем. Жизнь здесь имеет мало общего с картиной, которую пытаются навязать кинематограф и фольклор. Да и контакт с волей здесь тесный: госзаказ, субсидии, камнеобработка – заключённые по собственному опыту осведомлены о народно-хозяйственных трендах не хуже предпринимателей.

Капитализм особого режима

На фоне всевозможных учреждений и вездесущей торговли исправительные колонии выглядят прямо-таки очагами капитализма. Во-первых, большинство здесь –  работает. К примеру, в «копейке» – исправительной колонии №1 в Надвоицах – трудящихся больше 90%. А во-вторых, недаром к зонам присматриваются предприниматели. Так, в петрозаводской «девятке» камнеобработчики хотят разместить станки и начать производство. Вопрос обсуждался во время последнего визита на зону министра экономического развития и промышленности РК Олега Ермолаева.

И дело здесь вовсе не в бесплатном труде: 25% заработка идёт арестанту, остальное – на его содержание и погашение исков. Оплата опять-таки сдельная – на зарплате никто не сидит. Вдобавок дисциплина – в загул здесь не отправляются. Правда, бывает так, что заключённый только стал мастером своего дела, а тут и звонок. Остаётся только пожелать ему, чтобы его мастерство на свободе пошло в нужное русло.

Симбиоз бизнеса и зоны

Впрочем, за колючую проволоку коммерсантов тянет не только трудовая дееспособность зэка-пролетариата. Как напомнил начальник колонии №9 Александр Терех, малому и среднему бизнесу компенсируют затраты на оборудование, если тот размещает производство в местах не столь отдалённых. В этом году предельную сумму субсидии увеличили десятикратно – с трёх до 30 миллионов рублей. Поэтому теперь предприниматели вправе возместить до 100% затрат на станки вместо прежних 70%. В результате на «девятке» уже вовсю шумят пилы и пылят полировальные машины.

Идёт в гору камнеобработка и в сегежской ИК-7. Заключённым здесь под силу работа любой сложности. Могут и просто колоть мягкий талькохлорит, а могут и обрабатывать самые твёрдые породы – например, габбродиабаз. Такой труд на пользу и экономике, и самому сидельцу.

Фото: УФСИН Карелии

«В комплексе региональная господдержка, свободные производственные площади и взаимодействие с бизнес-сообществами позволяют всё большему числу осужденных получать востребованные на региональном рынке профессиональные трудовые навыки, что безусловно расширяет их шансы на успешную адаптацию в обществе после освобождения и ведение законопослушного образа жизни», – говорит заместитель начальника ИК-7 Владимир Яковлев.

Тюремный ВВП

Отдельное направление – работа по госконтрактам. Арестанты «девятки» за четыре с половиной года мусорной реформы изготовили больше ста контейнерных площадок для шести муниципалитетов в республике. К примеру, в октябре в Сортавальском районе установили одиннадцать площадок под мусорные баки. Работы по госконтракту выполнили десять заключенных. Всего же в госзаказ вовлечено 370 трудяг на зоне. Заказы делают и детсады, и поликлиники, и муниципалитеты. Кому остановочные комплексы и скамейки с ограждениями, кому – кроватки и стульчики. Ассортимент широкий – больше 500 наименований продукции.

Адаптивность – ещё одна отличительная черта тюремной промышленности. Если в эпидемию коронавируса в зонах оперативно наладили пошив масок, бахил и комбинезонов, то теперь – пошив походных спальников и изготовление полевых печей для армии. В короткий срок заключенные одной «девятки» пошили 1800 спальных мешков и сделали 22 печи.

Всего по госзаказу на 1 ноября у республиканских зон контрактов больше чем на 110 миллионов рублей. Если же брать в целом, то объёмы ещё больше. Так, за прошлый год «тюремный ВВП» в Карелии составил 255 миллионов рублей, а за три четверти этого года – 244 миллиона.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах