Примерное время чтения: 8 минут
663

Честный развод. Иван Кульнев: большое кино чужих не принимает

В декабре в федеральный прокат вышла комедия в жанре роуд-муви «Честный развод», которую снял режиссер из Петрозаводска Иван Кульнев. В 2019 году он переехал в Москву и уже через полгода приступил к съемкам полнометражной ленты с известными актерами. О своем пути в большое кино Иван Кульнев рассказал «АиФ».

Широкий прокат – дело тонкое

Антон Соловьев, «АиФ Карелия»: Иван, как удалось стать режиссером полнометражных фильмов, которые выходят в широкий прокат?

Иван Кульнев: Я долгое время жил и снимал кино в Петрозаводске. Первые любительские работы сделал в 16 лет и постепенно, шаг за шагом, пришел в большое кино. Если хочешь стать актером или режиссером большого кино, то надо переезжать в столицы. Конечно, в Москву я поехал не с пустыми руками – в портфолио было несколько фильмов, включая полнометражную ленту «Последний романтик». Именно благодаря ему на одном из кинофестивалей я познакомился с продюсером, с которым сейчас сотрудничаю. Поэтому я приехал не как человек из ниоткуда, а как начинающий кинематографист с желанием покорить столицу.

Фото: Из личного архива Ивана Кульнева

- Другие предложения поступали?

- Перед «Честным разводом» я работал на подготовительном этапе сериала «Крюк» с Юрием Колокольниковым, который мы планировали снимать осенью. Я был одним из двух кандидатов на роль режиссера, познакомившись с актерами и проведя практически все кастинги. Но потом генеральный продюсер внезапно предложил снимать «Честный развод». То есть он предложил: остаться в проекте «Крюк» или перейти на съемки полного метра. Мне, конечно, было интереснее снять полный метр.

Встряска среднего возраста

- Что отличает фильм от других?

- В детстве мы все мечтали, в юности строили большие планы, но потом быт, работа, семья. Тебе уже сорок-пятьдесят и вроде бы все есть, но ощущение того, что не взял от жизни всего, что хотел, не покидает. И фильм как раз таки о том, что никогда не поздно вернуться к истокам и сделать шаг навстречу своему предназначению. Очень много людей среднего возраста застряли в жизни, и фильм, может быть, даст такому зрителю легкую встряску. С другой стороны, получилась романтическая комедия – в исполнении дуэта Александра Робака и Агаты Муцениеце.

Фото: Из личного архива Ивана Кульнева

- А как, кстати, работать с известными актерами – например, с Александром Робаком?

- Конечно, у Александра Робака за плечами не один десяток ролей, и актеры с его опытом – суперпрофессионалы. Они очень четко понимают, что и как. Прочитали сценарий, пришли на пробы и уловили зерно роли. И если во время репетиционного периода оно нащупано, то на площадке актерам такого уровня уже не нужно ничего подсказывать. Просто регулируешь тональность – побольше-поменьше, посмешнее-погрустнее. Камера, мотор, и они уже в образе.

- А Андрей Федорцов? Он в жизни такой же, как на экране?

- Если честно, Андрей Федорцов больше всего меня удивил в плане своего простодушия, доброты и позитивной энергетики. Человек-оркестр. Был момент – мы уходили в переработки, но благодаря его энергетике съемочная группа держалась оптимистично. Причем он очень внимательно слушал и не вступал в споры. Все, что я ему предлагал, он сразу примерял на себя и сразу предлагал импровизации.

Фото: Из личного архива Ивана Кульнева

Прейскурант на съемки

- Какой у фильма бюджет? И как он распределяется между актерами и режиссерами, в частности?

- Смена у медийных актеров стоит очень приличных денег. Но все равно за ними все гоняются – ведь они очень хорошо монетизируются. Когда я проводил кастинги, продюсер мне говорил: не смотри второстепенных актеров – смотри известных. Потому что на них пойдут зрители. Другой момент – в Москве снимать гораздо дороже. В Карелии я мог договориться о бесплатных съемках, а в Москве съемки – чистый бизнес. У любого кафе есть прейскурант: столько-то часов – такая-то ставка.

- Что сложнее было снять – «Последнего романтика» в Петрозаводске или «Честный развод» в Москве?

- С точки зрения кинопроизводства в регионе снимать сложнее. Снимаешь за свои деньги, круг единомышленников очень узок, постоянно происходит форс-мажор. И в целом в регионах кино воспринимается как хобби. А в Москве кино, конечно, процесс более обкатанный. Здесь огромная команда продюсеров, вторых режиссеров, администраторов, которые за тебя все организовывают. Ты, по сути, приезжаешь на площадку, где несколько десятков человек уже все подготовили, а тебе остается работа с актерами.

Но поскольку в Москве у меня первый крупный проект, то было давление со стороны продюсеров и основных актеров. Они более маститые, более весомые. В результате выходила компромиссная история и приходилось делать очень много маневров.

- То есть свобода действий ограничена?

- Режиссер – хозяин фильма, но когда ты только начинаешь свой путь, огромное влияние имеют другие участники кинопроцесса. Просто по неопытности ты можешь не знать некоторые моменты. К примеру, я не всегда понимал, кто что делает из ста человек на съемочной площадке и что даже делает режиссер. Потому что в Карелии я и камеру ставил, и звук, и всех обзванивал. А здесь за тебя все делаю. Ты лишь делегируешь работу, и твоя задача тихонечко сидеть у монитора и контролировать процесс.

- Насколько распространен тот путь в режиссуру большого кино, которым прошли вы?

- Сегодня киноиндустрия заинтересована в поиске новых людей – режиссеров, операторов, актеров. Но понятно, что за уши тянуть никто не будет. Если хочешь попасть в большое кино, нужно хорошо стартовать в регионах, оттачивать мастерство, снимать короткометражки и перебираться в столицу. В Москве 98% всего, что снимается в России. С одной стороны, индустрия очень закрытая – с улицы никто не пустит. Нужно нарабатывать связи, заводить знакомства на фестивалях. И все это может занимать очень долгое время – не то что год-два и ты в индустрии. Все это фильтр, он отсеивает чужих. Но рано или поздно все происходит. Если, конечно, есть доля таланта и воля идти и не сдаваться.

- Образование здесь роль играет?

- Есть два пути. Классический – киношкола, где попадаешь в среду и начинаешь снимать. Знания в любом случае важны. Но мой путь – практики. Я начал снимать фильмы, не имея абсолютно никакого понимания, как снимать кино. Просто было жгучее желание снимать. Первые фильмы обычно получаются ужасными, но все плохие фильмы нужно снять. Только тогда начнешь понимать, из чего складывается режиссура. Но учиться постоянно нужно – я закончил много разных кинокурсов, а кроме того, постоянно смотрю, читаю, общаюсь, прохожу мастер-классы. Это мозаика, которую можно собирать всю жизнь.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах