aif.ru counter
354

Жизнь проходит в доме-музее

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. "АиФ - Карелия" №30 27/07/2016
Квартира остается «живой», несмотря на обилие старинных экспонатов
Квартира остается «живой», несмотря на обилие старинных экспонатов © / Из личного архива

Все коллекционеры - люди немножко сумасшедшие. Для того чтобы приобрести заветную вещичку, готовы за ней идти пешком на край света. Да и чего только не собирают люди: колокольчики, оружие, миниатюрные издания, живопись, посуду.

Генрих Всеволодович Туровский - известный коллекционер, создатель знаменитого студенческого ансамбля Петрозаводского государственного университета «Тойве», сделал в собственной квартире семиэтажного дома свой собственный мир - музей-салон дворянской культуры XIX века. А помогает ему во всем жена - Нонна Леонидовна Туровская, преподаватель Петрозаводской консерватории с 50-летним стажем. Благодаря ее стараниям, таланту, такту и стилю музей в прекрасной «форме» и живет своей жизнью.

«Больше картин, чем в Третьяковке»

Генрих Туровский: В большом зале – выставка картин, изящное зеркало, которое за две сотни лет не потеряло ни внешнего лоска, ни качества отображения и тот самый, первый мамин сервиз. В гостиной – кофейный столик, рояль, удивительные женские головки, написанные известным русским художником Александром Вахрамеевым. Всего в моей коллекции порядка 200 работ живописца. Для сравнения, в Русском музее находится 47 работ, в Третьяковской галерее - 41, в Музее истории Санкт-Петербурга - 40. Это исключительное явление в русской истории - предреволюционной и послереволюционной, все зафиксировано в рисунках Вахрамеева. По ним можно изучать историю, - рассказывает Генрих Всеволодович, проводя уже привычную экскурсию по своей уникальной домашней сокровищнице.

Дарья Цыганкова, «АиФ-Карелия»: А как вам живется в музее? Не давит обстановка?

- Безусловно, есть свои нюансы. Люди приходят к нам домой, они очарованы. Но за тем, чтобы нашим гостям было здесь комфортно, кроется большая работа. Мне некогда очаровываться красотой. Я тружусь постоянно, чтобы коллекция была в хорошем состоянии. Мы всегда приглашаем к себе студентов, устраиваем музыкальные вечера. Мы это любим, хотя с возрастом становится все труднее к ним готовиться. И, тем не менее, общение с людьми компенсирует все затраты. Общение с людьми много стоит. И я вообще отношусь к людям, как к посланникам божественным. Они приходят и я думаю, что это человек не просто пришел. Он посланник. Он дан от Бога.

Спасти корни

- Когда вы начали собирать коллекцию?

- Её история тесна связана с нашей семейной жизнью. Мы поженились в 1961 году в Ленинграде. Вместе закончили сначала музыкальное училище, а потом и консерваторию. А потом узнали, что открывается консерватория в Петрозаводске и нужны преподаватели. Так и приехали в Карелию. Тем более что родители Нонны Леонидовны родом из Петрозаводска. Перед Великой Отечественной войной они уехали во Владивосток, думали, ненадолго. Но война оставила их там навсегда.

Нам дали квартиру, а свои имеющиеся на тот момент накопления мы сразу потратили. Купили рояль, мебель. И стали жить на зарплату преподавателей. А это было нелегко.

А как у вас появилась коллекция Вахрамеева?

 - Мой старший брат жил в Питере. Он был коллекционером особо пристрастным, можно сказать, это было его профессией. Брат случайно и наткнулся на Вахромеева. Познакомился с семьей, которая хранила и картины, и архив. Все было в ужасном состоянии, в каких-то мешках, без рам. И они искали человека, который был купил сразу все. Я и стал этим человеком.

А почему вы заинтересовались именно этим историческим периодом?

 - В XIX веке был самый высший расцвет русской культуры. Когда я приехал учиться в Ленинград, уже знал, где Пушкин покупал пистолеты, отправляясь на дуэль, где он любезничал с Зинаидой Волконской, и бросился смотреть эти места. Но ничего не обнаружил. Только таблички: здесь проходило заседание III съезда РСДРП, здесь еще что-то революционное. В то время, а это был 1955 год, никаких следов истории великой я не нашел. И это меня очень поразило. Я понял, что нужно спасать корни.

Царское наследние

Есть самая любимая вещь?

 - Наверное, даже не вещь, а самое любимое место. Кабинет. Он предполагает наличие мебели для работы, интимных бесед. И поэтому здесь представлены небольшие формы. Этажерки, настоящая горка, шкатулки, картины. Много ценных вещей, серебряных изделий. На старинных фотографиях люди, у которых я когда-то приобретал все эти предметы. Графиня Юлия Петровна Шереметева. Потомственный дворянин Ивановский Валерьян Валерьянович, он был товарищем министра Николаевской железной дороги. На почетном месте портрет императрицы Марии Федоровны. У нас много вещей, принадлежавших именно ей, с ее стола, со стола Александра III. Есть предмет, который держала в руках последняя императрица. Это удивительно легкий, изящный бокал, расписанный вязью в византийском стиле, императорский подарок в день коронации на Ходынском поле. Он был наполнен конфетами. В Англии специально к коронации сделали тысячу таких бокалов, и в России это была первая легкая посуда из металла, покрытого росписью. Этот мне достался от Юлии Петровны Шереметевой, а ей подарила императрица. Еще одним бокалом владеет датская принцесса Элизабет, сведения о нем есть в специальном каталоге. И третий найден в Подмосковье во время расчистки колодца.

Вы - семья музыкантов. Ваши дети пошли по стопам своих родителей?

 - Нет. Старшей дочери Ванде сами отбили всю охоту к музыке - слишком требовательными были. И сын Сева выбрал другой жизненный путь, хотя, благодарил нас потом: как хорошо, что вы не делали из меня хорошего ученика. Но музыка все равно присутствует в их жизни. Ванда играет на фортепиано, а Сева очень любит классическую музыку, разбирается в ней. Мне очень интересно с ним разговаривать на такие темы. Так что музыка пришла к нему с другой стороны.

Удивительно, но необычный дом Туровских не вызывает почти «санитарных» безжизненных чувств посещения музеев. Все вещи в их доме: посуда, светильники, комод и кресла, письменный стол, большой дорожный сундук, альбомы для фотографий «живы» и до сих исправно служат своим хозяевам. Генрих Всеволодович и Нонна Леонидовна Туровские считают, что русскую историю, культуру, в том числе и дворянскую, нужно обязательно помнить и хранить.

Справка «АиФ-Карелия»
Генрих Всеволодович Туровский - музыкант по образованию. Родом из Омска, отец - скрипач. Учился в Омском музыкальном училище. По словам самого Туровского, «во время учебы играл джаз и был стилягой». В 1954 году по статье «троцкизм» Туровского исключили из комсомола, и он оказался в Ленинграде, где окончил консерваторию по классу «хоровое дирижирование». В Карелию он приехал в 1968 году, стал преподавать в консерватории, потом был приглашен руководить Вепсским народным хором, а позже стал создателем знаменитого ансамбля «Тойве» при Петрозаводском госуниверситете.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах