aif.ru counter
578

Учить или экономить? Сельские учителя предложили свою реформу

Такой может быть сельская школа
Такой может быть сельская школа © / пресс-служба «Ростелекома»

В педагогической среде продолжается обсуждение плана реорганизации сельских школ, предложенного министерством образования республики. В интервью «АиФ» исполнительный директор Ассоциации сельских школ Карелии Зинаида Ефлова рассказала, почему в предлагаемом варианте план не следует осуществлять и что можно предложить взамен намеченным преобразованиям.

Без учёта мнений

Антон Соловьев, «АиФ-Карелия»: Зинаида Борисовна, может быть, никаких реформ вообще не надо проводить?

Фото: Из личного архива/ Мария Голубева

Зинаида Ефлова: Нет, реформы нужны. Сфера образования априори должна меняться, иначе её ожидает стагнация. Изменения должны охватывать и структуру образовательной системы. Это в целом. А в частности система образования в сельской – и в городской – местности находится в неудовлетворительном состоянии. Не только в республике, но и во всей России.

- Но почему тогда вы критикуете предлагаемые преобразования?

- Потому что предложенный проект выглядел как уже принятое решение, которое все обязаны выполнить. Но так решения относительно сельских школ приниматься не могут. Это нарушение законодательства. Потому что по закону все реорганизационные процессы должны обсуждаться местным сообществом, его мнение должно быть учтено. Более того. По новому закону 2012 года необходима ещё и экспертная оценка. Оценка чего? Социальных последствий. А каких социальных последствий опасается государство? Исчезновения сельских поселений. То есть от образования оно всё-таки ожидает сохранения и развития сельской местности.

Выходит, предлагаемый план реорганизации не прошёл полагающуюся процедуру легализации, а некоторые муниципалитеты приняли его как установку к действиям. Поэтому и удивляться возмущению на местах не стоит.

- Оно, возмущение, кстати, кое-что показало...

- Действительно, документ сыграл свою прогрессивную роль – жители села сказали, что им небезразлична судьба их деревень и детей. Возмущение показало, что социальная среда села активна и настаивает на демократических решениях.

- А почему школа так важна для жителей села?

- Понимаете, деревня ощущает себя полноценной, если в ней есть «наша школа». В городе такого нет. Закрытие школы означает завершение истории деревни, стирание истории поколений. Вот закрыли в Великой Ниве школу, оставили только в Великой Губе, а ведь Великая Нива – село не менее древнее, чем Великая Губа. Увы, уходящее... Так мы и превращаемся в иванов, не помнящих родства.

Задом наперёд

- Но чем плохи предложения министерства?

- Из кабинетов очень сложно представить многообразие вариантов необходимых и возможных преобразований. Предложены только три: ликвидация, организация подвоза (подвоза детей в школы – прим. ред.) и школы-интернаты. Первый вариант означает исчезновение перспективы у села. При закрытии школы молодые семьи попросту уезжают. Даже ожидание ликвидации школы провоцирует их на отъезд. Второй вариант – подвоз – в наших условиях зачастую обходится дороже, чем обучение в малокомплектной школе. Наши дороги и автобусы часто не отвечают требованиям к перевозке детей. Кроме того, многие маршруты устроены так, что ребятам нередко приходится подолгу ждать начала уроков. Чем они заняты во время ожидания, никто не думает. Наконец, интернаты. Я считаю абсолютно недопустимым проживание в интернате ребёнка до 15 лет.

- Есть ещё вариант создания школ-филиалов.

- Да, но на филиал даже хорошие директора школ обращают внимание в последнюю очередь. Не туда они направляют новую технику или лучшие кадры – прежде всего, обеспечивают базовую школу, где детей больше. И расстояния у нас не три и не пять километров для бесперебойного контакта с филиалом.

- То есть вы полностью исключаете предложенные варианты реорганизации?

- Нет, и эти варианты возможны в отдельных случаях. Но при любом из них сначала надо создать условия. В случае подвоза – отремонтировать дороги, в случае интернатов – учесть разновозрастные особенности ребят, подумать, как можно ребёнку заменить семейную среду. Словом, в проекте министерства смещены причинно-следственные связи.

- Но что вы предлагаете?

- Изменения должны быть комплексными и не односторонними. К примеру, закрываем малокомплектную школу. Дети начинают ходить в другую. Так вот она, другая школа, также не должна оставаться без изменений. Надо подумать над дополнительными педагогическими функциями и ставками: социального педагога, учителя-тьютора, учителя, организующего подвоз. Питание, сопровождение, отдых учеников, приезжающих в школу из других деревень, – всё это также требует организации и вложений. Ещё один важный вопрос – дополнительное образование. Оно должно быть для всех, а не только для детей из посёлка, в котором расположена школа.

- И что для проведения комплексных преобразований нужно?

- Межведомственные рабочие группы. Потому что проблема образования – забота не только министерства образования. Реорганизовывать школы только под диктовку министерства экономики нельзя. У того одна задача – сэкономить. Но при таком подходе выходит, что в одном месте экономим, а в другом – теряем. Экономическое ведомство ведёт подсчёты по показателям, имеющим временное значение, в то время как следует учитывать долгосрочную перспективу.

Уникализация вместо типизации

- А что вы предлагает взамен?

- Известны более шестидесяти моделей организации школьного образования на селе. Но универсальной среди них нет и не будет, потому что каждая сельская школа исключительна. Типичные и унифицированные варианты на селе нежизнеспособны. Здесь воплощение любой модели может быть лишь адаптированным, всегда – эксклюзивным и оригинальным.

Однако, на мой взгляд, есть вполне реальные для Карелии варианты. К примеру, модель «Мобильный учитель», которая активно развивается в Пермском крае. Педагог получает автомобиль, ездит по удалённым школам, преподаёт предмет, где нет нужного специалиста. Выезжать можно и учительскими командами. То есть не дети едут в школу, а педагоги к детям.

- Любопытно.

- Есть ещё более интересные варианты. К примеру, бывают случаи, когда городской учитель на несколько лет переезжает на село и работает в местной школе. Так, например, было в школе Элисенваара, где три года директором была педагог из Петербурга.  Сейчас в Кепскую школу на год приехала учитель английского. Да, она уедет, но педагог и школа уже строят планы продолжения преподавания в дистанционной модели в режиме онлайн.  Думаю, у них вполне может получиться. Учитель уже хорошо знает детей, а дети – учителя.

- А ещё какие модели?

- «Учительский дом». Подходит там, где мало школьников и дошкольников. Часть дома – квартира, часть – классы. Такие примеры в России тоже есть.

- Что мешает внедрению таких моделей?

- Одно из главных препятствий – отсутствие нормативно-правовой базы для реализации новых моделей. Нужно нормативно определить, кто кому подчиняется, кто платит зарплату и кто какую несёт ответственность.

Досье
Зинаида Ефлова – исполнительный директор Ассоциации сельских школ Карелии, заведующая лабораторией теории и практики развития сельской школы ПетрГУ. В 1979 году закончила историко-педагогический факультет Костромского университета, в 2002-м защитила диссертацию по вопросу подготовки будущих педагогов к работе в сельской школе.

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах