aif.ru counter
401

Архивы не врут. Боевые лоси в Карелии: правда или вымысел?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. "АиФ - Карелия" №39 27/09/2017
Национальный архив Карелии / Из личного архива

Архивной службе Карелии в следующем году исполняется ровно 100 лет.

К этой дате работники Национального архива республики, безусловно, приготовят множество сюрпризов для любознательной публики. «АиФ-Карелия» накануне этой даты решили поговорить с известным российско-финским историком-архивистом, профессором, руководителем одного из проектов Национального архива Финляндии Дмитрием Фроловым. 
Он рассказал нам, что можно и чего нельзя найти в архивах, как справиться с режимом секретности и, наконец-то, расставил все акценты в сенсационном сообщении об использовании боевых лосей в Красной армии во время Зимней войны.

Все историки «копают»

Сергей Хорошавин «АиФ-Карелия»:  Дмитрий, бытует мнение, что у архивистов работа - скучная. В сравнении, к примеру, с археологами. У тех - романтика и палатки, у архивистов - пыль и бумажки. Согласны?

Дмитрий Фролов
Дмитрий Фролов Фото: Из личного архива/ Дмитрий Фролов

Дмитрий Фролов: Работа архивиста - это не только пыль и бумаги, это, в том числе, события и судьбы. Археолог и архивист близки. И тот и другой копает. Только один копает землю и культурные слои, а второй «копает» культурные слои в истории и событиях. А после того как они «раскопали», приходит время сохранять и консервировать. Впрочем, все историки, включая археологов, немного архивисты. Ведь для того чтобы написать статью или книгу, исследователь должен ответить для себя всего на два вопроса: «где искать» и «что искать». Наверное, самый известный пример - как была найдена Троя. Генриху Шлиману, чтобы определить ее местонахождение и начать раскопки, пришлось проделать большую работу, в том числе и изучать разного рода архивы и книги.  И несть числа подобным примерам. Словом, в работе архивиста тоже есть своя романтика, романтика открытия ранее неизвестного документа, автографа, письма. Того самого «знания», которое поможет другим.

-  Есть ли все-таки примеры, когда какие-то громкие открытия совершались именно при работе в архивах?

- Тот же Шлиман - хороший пример. Но помимо этого случаются и не так громко звучащие, но от этого не менее ценные находки. Автографы, письма, записки первых лиц государств, переписка, редкие фотографии… Документы, которые лежат в архивах, помогают понять, почему события развивались так, а не иначе. В этой связи примечательны, например, различные черновики документов, которые показывают, как рождались решения. Разве это - неинтересно и скучно? 

В России секретов больше

- Вы работали с архивными документами и в России, и в Финляндии. Где проще получить доступ к архивам? Есть ли какие-то общие правила по раскрытию архивов?

- Мне кажется, что в финских архивах работать значительно легче. Дело в том, что в Финляндии практически все архивы публичны и открыты для посетителей. Поэтому исследователю нет необходимости направлять рекомендательное письмо, писать заявление на имя директора с указанием темы исследований, испрашивать разрешение для работы в читальном зале с компьютером. Кстати, большой объем документов уже оцифрован, и ученому часто даже нет необходимости появляться непосредственно в архиве. Он может работать со многими документами  удаленно, не выходя из дома или своего рабочего кабинета. Это, как вы понимаете, существенно облегчает жизнь исследователей. Помимо этого, значительно легче получить разрешение на работу с документами ограниченного доступа. Разрешение дает непосредственно генеральный директор Национального архива Финляндии. Словом, большое количество дел находится в свободном для исследователей доступе. Это, конечно, не означает, что здесь нет секретных документов, но количество их, в сравнении с открытыми делами, весьма невелико. Как вы понимаете, это дела, касающиеся внешней политики, обороны, хранящие конфиденциальную информацию, например, личные данные или данные медицинского характера. Кроме того, фондообразователь (тот, кто передал документы в архив) может сам наложить некоторые ограничения на дела из своей коллекции, переданной в наш архив. Но это общемировая практика. Дела рассекречиваются (если это слово применительно к финским документам) в зависимости от фондообразователя и состава документов. Сроки могут быть разными: 100, 30, 25 лет. В России сроки приблизительно такие же, но сам процесс рассекречивания значительно сложнее. Он предполагает проверку документов комиссией, составленной из представителей различных министерств и ведомств, которая и принимает решение о рассекречивании фондов.  

Боевые лоси в Красной Армии

- Недавно один из карельских музеев в Приладожье открыл экспозицию, в которой оказались экспонаты по сенсационной теме - использованию в Красной армии боевых лосей в ходе Зимней войны. Тема наделала много шума по обе стороны границы. А что говорят на этот счёт архивы?

боевые лоси
Советские войска использовали оленей в качестве вьючных животных Фото: Из личного архива/ rupor.sampo.ru

- Удивительно, что директор карельского музея или сотрудники, создавая экспозицию, не проконсультировались у историков, архивистов или других специалистов. Вдвойне странно, что у составлявших визуальный ряд не возникло желания проверить, правда это или нет. Не знаю, нас всегда учили критически относиться к источникам. А в случае с музеем - сам директор в интервью признает, что информация бралась из интернета. Удивительно, что куратор выставки стопроцентно доверял такому спорному источнику информации, как всемирная сеть. Более того, известно даже, где и когда рассказ про боевых лосей появился. И, что удивительно, в самой статье-первоисточнике написано, что она является первоапрельской шуткой. Да и само содержание статьи не вызывает никакого сомнения в этом. Просто представьте себе лося с пулеметом Дегтярева на голове.

А если серьезно, то эксперименты по одомашниванию диких животных в СССР проводились. В том числе и с лосями. Но использовать их предполагалось только как тягловых животных. Так же как оленей, собак или верблюдов. Национальный архив Финляндии активно работает с российскими архивами. За 10 лет совместного проекта по копированию документов, касающихся финской истории, мы получили около миллиона копий. Одним из партнеров у нас выступает Российский Государственный Военный архив, с которым есть договор по обмену копиями документов, в том числе материалами из фонда советско-финской войны. Уж поверьте мне, ни в одном из тысяч документов не встречается информация о лосе с пулеметной турелью или даже винтовкой на голове. Нет подобной информации и ни в одном другом документе, полученном  из архивов России, Беларуси, Казахстана, Грузии или Армении. Если подобный документ об участии боевых лосей с пулеметами между рогов во время Зимней войны будет найден, то это будет не только архивная, историческая, но и зоологическая сенсация. 

Справка АиФ
Дмитрий Фролов - историк-архивист, профессор, специалист по военной истории. После окончания МГУ защитил диссертацию по теме финских военнопленных в СССР, с 2007-го года руководит проектом по копированию документов, касающихся финской истории в архивах России и стран бывшего СССР.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах