aif.ru counter
184

Сжигать или перерабатывать? Что делать с мусором по мнению экологов

В 2019 году реформа по обращению с отходами непосредственно затронула жителей Петрозаводска и районов республики. Во дворах и на улицах появились контейнеры для раздельного сбора мусора. О первых итогах преобразований и только предстоящих изменениях в интервью «АиФ» рассказал известный в Карелии общественник и эколог Михаил Гусаков.

Трудяги бактерии

Антон Соловьев, «АиФ – Карелия»: Михаил, как идёт реформа?

Фото: Из личного архива/ Михаил Гусаков

Михаил Гусаков: Я наблюдаю, что в целом движение есть. Решаются бюрократические вопросы и вопросы практические. Так, предприятиям, которые ведут сбор и переработку вторсырья, правительство Карелии готово предоставить неплохие меры поддержки. К примеру, по этому пути идёт компания «Калипсо». Да, всё происходит не так быстро, но есть надежда, что в следующем году контейнеров во дворах станет значительно больше.

- Что важного в связи с реформой произошло в 2019 году?

- Изменения, которые летом внесли в территориальную схему обращения с отходами. Так, сначала глава республики говорил, что нужно собирать вторсырьё на мусоросортировочных заводах, а всё остальное – сжигать. Но его удалось переубедить. Я тоже к этому руку приложил. Отправил ссылку на сайт, на котором рассказано про 18 мифов о мусоросжигании. Сейчас мусоросжигание активно лоббируют, рассказывая об успехах, к примеру, Швеции в сжигании отходов. Слава богу, Артур Олегович передумал.

- И что теперь?

- Теперь мы решили перенимать финский опыт и сделали ставку на так называемый дуальный сбор. Вроде бы раздельный сбор, но серединка на половинку. Тем не менее вариант подходящий. Ведь в большинстве своём люди плохо понимают, что куда класть и вникать в детали сортировки мусора не будут. Есть несколько сот или, может быть, даже тысяч человек, которые разделяют отходы и вникают в правила. Но большинству надо просто: сюда – одно, туда – другое. Недавно я вернулся из Москвы. Там везде стоит по два контейнера. Один с перерабатываемыми отходами – картон, бутылки, пластик, другой – с прочими отходами. У нас планируют сделать немного иначе. В один бак – органические или влажные отходы, в другой – сухие. Влажные отходы хотят отправлять на завод по биотермическому компостированию. Он представляет собой реактор с бактериями, которые при температуре в 50-60 градусов активно размножаются и начинают поедать органику, попутно выделяя метан. Метан будут собирать и, надеюсь, очищать от серы, а потом сжигать в двигателях внутреннего сгорания с целью выработки электроэнергии. Но метан – не единственный полезный продукт такого завода. Бактерии ещё производят грунт. Он технический, загрязнённый пластиком, но по крайней мере он лучше органических отходов на свалке, которые без доступа кислорода и солнечного света не разлагаются и выделяют химикаты в окружающую среду.

Так, сначала глава республики говорил, что нужно собирать вторсырьё на мусоросортировочных заводах, а всё остальное – сжигать. Но его удалось переубедить.

Полигон – не свалка

- Да, но в нашей не столь богатой стране и тем более в нашем небогатом регионе стоит ли тратить деньги на такие технологии?

- Я не думаю, что там огромные суммы, ибо технология относительно несложная. В целом биокомпостирование – самый экологически безопасный и эффективный способ переработки органики. Но гораздо больше меня волнует вопрос: как научить 700 тысяч жителей Карелии отделять пищевые отходы и складывать их в отдельный контейнер во дворе. А кроме того, как будет организована перегрузка и перевозка этих отходов до Орзеги? Что касается возможных альтернатив, то можно, конечно, просто строить площадки для компостирования в кучах. На улице, в естественных условиях. Но не уверен, что затраты будут меньше. Ведь при таком подходе потребуются большие площади для навала. Плюс, конечно, будет запах сероводорода.

- В таком случае расскажите, как именно будет организована переработка органики?

- Смотрите, органические отходы в зависимости от сезона составляют от 30% до 60%. Всё остальное – отходы сухие. Сухие отходы планируют отвозить на мусоросортировочный комплекс, где сортировка будет идти автоматически. Такие комплексы позволяют извлекать до 30% полезных фракций из всего объёма привезённого мусора. Таким образом, примерно половина всех отходов – органических и сухих – будет перерабатываться, а другую половину по-прежнему будут захоранивать на полигонах. К слову, полигон – это не свалка. На полигонах мусор укладывают в несколько слоёв так, чтобы отходы не проникали в грунт и в грунтовые воды. Кроме того, они оснащаются газоотводом. В Орзеге построят именно такой. Хотели ещё создать полигон в Сегеже, но сегежане сказали: «Нам не надо». В итоге в Сегеже такого полигона не будет.

- В Орзеге построят, а в остальных районах?

- А в остальных 16 районах построят мусороперегрузочные станции. Пока не очень понятно, что они будут собой представлять. Потому что такие станции должны работать на два потока – органических и неорганических отходов. На станции со всего района будут свозить мусор на сортировку. Его будут перебирать вручную и прессовать, а потом на мусоровозах везти под Петрозаводск. Всё бы хорошо, но только представьте себе, что, к примеру, Костомукша в пятистах с лишним километрах находится. Среднее же транспортное плечо составляет 300-400 километров. Понятно, что спрессовано в десять раз, но всё равно.

Нависшая угроза

- Чем пока что довольствоваться петрозаводчанам, которые готовы сортировать мусор?

- В Петрозаводске стоят контейнеры компании «Калипсо», куда можно складывать макулатуру, бутылки, пластик, полипропилен, пенополистирол, жесть, алюминий, железо, медь. Также есть сбормобиль, компостмобиль, металломобиль и экомобиль. Все они один-два раза в месяц приезжают и принимают соответствующие отходы. Есть ещё 20 сетчатых контейнеров компании «Юви-Петрозаводск», которые предназначены для пластиковых бутылок. Согласно заключённым «Калипсо» соглашениям с правительством, на каждой контейнерной площадке в Петрозаводске должны поставить трёхсекционные баки: стекло в середину, макулатура – направо, всё остальное – налево.

- 4 декабря в Госдуме вносили изменения в закон об отходах производства и потребления. Почему экологи против?

- Сейчас активно обсуждается модернизация системы РОП – системы расширенной ответственности производителя. Она подразумевает, что производители вносят деньги в специальный фонд, из которого они направляются на развитие отрасли переработки. И вот от председателя комитета по экологии и охране окружающей среды Государственной Думы Владимира Бурматова поступило предложение брать из фонда деньги на сжигание мусора и на строительство мусоросжигательных заводов. Карелию участь мусоросжигания, кажется, миновала, но в других регионах всё гораздо хуже: власти целенаправленно игнорируют здравый смысл и строят такие заводы. Причём вопреки протестам жителей. И если закон примут, то строить МСЗ будет гораздо легче. А переработчики вторсырья останутся без должных инвестиций.

Досье
Михаил Гусаков – активист экологического движения «Зелёная волна». С 2013 года работает над экологическими проектами. Один из организаторов экологической акции «Сбормобиль». Волонтёр международной экологической организации Greenpeace.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах