1192

Обязательно посмотреть в Карелии. Живая деревня Кинерма

Наиль Шабиев / Из личного архива

Кто хоть раз бывал в Ведлозерском краю, поражается необыкновенной красоте здешних мест. Меж величавых лесных урочищ открываются взору размашистые просторы полей. В этих удивительных по красоте и природной первозданности местах затерялась Кинерма, в 2016 году признанная самой красивой деревней России.

Возвращение к истокам

Еще двадцать лет назад о Кинерме мало кто знал даже в Карелии. Она была одной из заброшенных деревень, коих много не только на Севере, но и по всей необъятной России. Сейчас – это одно из самых посещаемых туристами мест республики. Конечно, такого ажиотажа как вокруг Кижей, Валаама или Соловецких островов здесь нет, и, слава Богу. Кинерма – не музей, а живая деревня. Сейчас здесь 15 домов, шесть из которых – памятники культурного наследия. Постоянно живут 14 человек, хотя еще совсем недавно было пятеро аборигенов. Их ряды пополнила многодетная семья Павла Притупа.

К этому с самого начала возрождения стремятся идейные вдохновители проекта - сёстры Надежда Калмыкова и Ольга Гоккоева. У них все детство прошло в родовом доме у бабушки с дедушкой, каждая тропинка в деревне знакома. «Мне всегда хотелось сохранить все это в первозданном виде», - говорит Надежда.

Летом 1998 года вдруг появилась такая возможность. На тот момент сёстры уже закончили факультет прибалтийско-финской филологии Петрозаводского университета, младшая Ольга, с мужем уехали учиться в аспирантуру в Оулу. Муж Ольги, Роман Гоккоев, на одном из семинаров познакомился с главным архитектором комитета по искусству губернии Оулу Каари Нискасаари. Он искал для своих студентов место для практики по архитектуре. Роман предложил Кинерму: «У моей жены есть родовая деревня в Карелии, приезжайте хоть завтра». Так в августе 1998 года на карельской земле оказался первый десант из архитектурного отделения университета Оулу.

Неделю прожили финские студенты в карельской деревне. За столь короткое время студенты обмеряли и зарисовали несколько домов и часовню Смоленской Божьей матери. Они были поражены, что сохранился такой уникальный исторический комплекс.

Через год в Кинерме высадился второй отряд студентов-добровольцев, который продолжил начатое их предшественниками. Они сделали замеры, эскизы и фотосъемку еще трех домов и трех бань. Студенты из соседней Финляндии приезжали в Кинерму три года подряд и своими замерами и рисунками сделали хорошую основу для любого реставрационного проекта.

А потом уже за дело взялись студенты-реставраторы из колледжа Пикисаари и муж Надежды - Игорь со своим помощником из Ведлозера. Подремонтировали центральный колодец, обновили наличники фасадной части родового дома Егоровых с традиционными для карел полотенцами, поменяли нижние венцы в старой бане.

Фото: Из личного архива/ Наиль Шабиев

Тогда же в начале нового тысячелетия сёстры Надежда и Ольга создали организацию «Общественный фонд поддержки культурного наследия Республики Карелия», который сразу выкупил один из домов в деревне под будущий музей. Дом отреставрировали за счет грантов, выделенных финскому обществу «Друзья Кинермы» и собственных заработанных семьей Калмыковых денег. Подняли дом, заменили печи, реконструировали сарай, в котором сделали замечательную выставку, посвященную истории деревни.

Музейный или, как его еще называют, гостевой дом, хранит традиции потомков. С трепетом захожу в горницу или как по-карельски ее называют «горничу». Забываю, что на дворе XXI век. Справа – русская печь, кровать и буфет. Дальше чугунки, прихватки, вдоль стен – скамейки. В коридоре – белые натертые песком некрашеные полы.

Эти ощущения еще сильнее в самом старом доме деревни, где доживает свой век 87-летний дядя Ваня Ершов.

Каждый должен знать свои корни

«Смотрю я на наш родовой дом, - говорит Надежда, - и такие чувства переполняют. Это, наверно, самая большая человеческая ценность – родство. Вот и задумалась я, а кто были мои предки?»

Да так сильно задумалась, что перелопатила церковные книги в Национальном архиве за целое столетие, начиная с 1810 года. Оказалось, что у бабушки была совсем другая дата рождения. А прапрапрадедушка родился в деревне Тиммойла, которой уже нет. Надежда выписала всех жителей Кинермы за 100 лет, завела специальную картотеку. Поначалу соседи ходили к ней как в архив, интересуясь своей родословной.

«Бабушкин род из деревни Куйкиниеми, что была на берегу Ведлозера, - рассказывает Надежда. – У бабушкиного отца был там небольшой магазинчик. Однако пропала деревня».

Еще более любопытная история с образованием бабушки. То ли в 1905-м, то ли годом позже приехали в деревню две девушки, окончившие Смольный, учить крестьянских детей.  Бабушка училась у них всего четыре года, но за это время девочка, говорившая только на карельском, выучила два языка: русский и латынь.

Фото: Из личного архива/ Наиль Шабиев

Надежда пока проштудировала только свое родство по материнской линии, которое тянется от прапрапрабабушки Дарьи Осиповой, которая родилась в Кинерме в 1799 году. Получается, что ее род живет здесь 221 год. Муж Дарьи – Евдоким Никитин – пришел примаком из деревни Тиммойла.

«Мои сыновья – это уже седьмое поколение, - говорит хозяйка дома. – К сожалению, дальше не удалось ничего узнать, в более старых церковных книгах большие пробелы, за пять лет – вообще отсутствуют сведения. Теперь займусь изучением своей родословной по папиной линии».

Готовимся к юбилею

Первое упоминание в летописи о Кинерме относится к 1496 году, как только образовавшееся поселение, а в 1563 году было уже  здесь четыре дома. До ближайшего водоема - полтора километра, но это не смутило Миккулу Захарова и тех, кто следом поселился в этих местах. Зато земли плодородные! Всего два десятка лет радовались немногочисленные жители Кинермы богатым урожаям – шведы сожгли деревню. Но сын Миккулы – Кирилл – оживил пепелища.

В начале XVII века Кинерма пострадала от польско-литовских отрядов и русских казаков. И теперь уже внук Миккулы – Миихкали взялся за возрождение родового гнезда. Знакомишься с этими историческими материалами и тихо завидуешь: насколько было сильно у наших предков чувство родства.

«В следующем году будем отмечать 525–летие Кинермы, - улыбается Надежда Калмыкова, - праздник устроим».

Фото: Из личного архива/ Наиль Шабиев

Ежегодные праздники проходят в День Смоленской Божьей матери. Это храмовый, часовенный праздник, посвященный Одигитрии Смоленской, покровительнице здешних мест. Конечно же, все начинается с крестного хода вокруг часовни. В 2013 году на праздник в Кинерму приехало около 500 человек, пришлось идти крестным ходом по всей деревне. Тогда удалось привезти из Петрозаводского музея копию иконы Одигитрии Смоленской.  От греха подальше она хранится в карельской столице.  Дело в том, что в 1979 году оригинал забрали в музей ИЗО, остальные иконы в 80-90-е годы украли.

«Наша храмовая икона была чудотворная, - рассказывает Надежда Калмыкова. - В Национальном архиве мы нашли документ «Рапорт Архипова губернатору Олонецкой губернии» за 1873 год, и там про все иконы одно предложение: «Нет ничего особенного, кроме чудотворной иконы Одигитрии Смоленской в деревне Кинерма». Икона Одигитрия Смоленская лечила людей, поэтому паломников приходило очень много.

Многое повидала за свою более чем двухсотлетнюю историю и часовня, что до сих пор величаво стоит в центре Кинермы. Правда, в советское время потеряли колокольню, на которой было пять больших колоколов. В 1939 году из села Ведлозеро пришло распоряжение разобрать часовню. Партийная ячейка отправила в Кинерму четверых мужчин. Местные мужики участвовать в этом деле не захотели.

У колокольни подпилили купол, а затем сбросили на землю. Колокола издали жуткий, неестественный звук. Все испугались. Четверо посланцев ячейки тоже испытали страх, и отказались трогать часовню. Тем не менее, в течение года все четверо умерли.

Часовню, как и самый старый дом из ныне сохранившихся строил один мастер – швед или финн, только они делали срубы из отесанных, а не круглых бревен.

Фото: Из личного архива/ Наиль Шабиев

Кинерма – не музей

За два десятилетия, что прошло с начала возрождения деревни здесь многое сделано. Дома и хозяйственные постройки находятся в хорошем состоянии. Надежда и Ольга со своими мужьями и волонтерами из Финляндии отреставрировали четыре дома, заменили кровлю еще на шести, организовали музей.

Кинерма имеет статус особо охраняемой территории, согласно которому в деревне запрещено строить новые дома не по карельским традициям. Казалось бы, это должно радовать – деревня сохранит свой первозданный облик и историческую уникальность. Но Надежда Калмыкова опасается, что не все организации, имеющие отношение к выдаче разрешения на строительство, знают об особом статусе деревни. Словом, проблем и опасений хватает.

Судьба деревниво многом зависит от того сумеют ли нынешние владельцы-пенсионеры передать своим детям любовь к малой родине.

Инициаторы проекта возрождения деревни продолжают работать над своим детищем. «Нам нужно делать планировку восстановления ландшафта деревни, - говорит Надежда, -  Это тоже требует денег».

Финансовый источник у Калмыковых пока один – туристический бизнес. Выручка от него не такая уж большая, чтобы на все хватило. Расширять его Калмыковы не планируют, ведь иначе благая цель возрождения и сохранения исторической деревни может обернуться превращением Кинермы в музей под открытым небом. И деревня утратит свою первозданность.

Так что туристы сюда приезжают маленькими компактными группами по предварительным заявкам. Ведь в Кинерму надо погрузиться...

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах