Примерное время чтения: 8 минут
4940

«Существует ещё высшая справедливость». Отец погибшего на Сямозере ребёнка

АиФ Карелия №24 14/06/2023
Почти каждый год на берег Сямозера приезжают родственники утонувших ребят
Почти каждый год на берег Сямозера приезжают родственники утонувших ребят / Валентина Петрова / АиФ

18 июня ровно семь лет с момента трагедии на Сямозере. Тогда о гибели 14 детей узнали во всех уголках нашей страны.

«Ситуация не отпустила»

18 июня 2016 года 47 детей, отдыхавших в лагере «Парк-отель Сямозеро», отправились в сплав. Роковой шторм начался в самый разгар прогулки на каноэ и плотах: 33 человека, оказавшиеся в холодной воде, спаслись, 14 – утонули.

Фото: АиФ/ Валентина Петрова

Как из года в год повторяют родители погибших ребят (на чём впоследствии и настаивало гособвинение), сплава не должно было быть в принципе. Накануне синоптики предупреждали о надвигающемся шторме: в окрестностях Сямозера сообщалось об усилении ветра до 20 м/с и проливных дождях. Однако организаторов детского отдыха это не остановило.

На третий день после трагедии были арестованы владелица лагеря Елена Васильева и её заместитель Вадим Виноградов. В марте 2019 года суд признал их виновными по статье 238 УК РФ («Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлёкшее по неосторожности смерть двух и более лиц»). Обоим дали по 9,5 года колонии общего режима.

Фигурантами уголовного дела долгое время были сотрудники Роспотребнадзора РК — на тот момент руководитель ведомства Анатолий Коваленко и его заместитель Людмила Котович. Сторона обвинения настаивала на том, чтобы отправить их в колонию-поселение на шесть лет. Спустя годы, пока шли разбирательства, Петрозаводский городской суд, а затем и Третий кассационный суд Санкт-Петербурга признали их невиновными. 1 марта 2023 года в городском суде Петрозаводска завершилось рассмотрение дела Анатолия Коваленко. Он требовал компенсации морального вреда за шесть лет преследования. Сумма иска — 12 млн рублей, отсудить у государства получилось 3 млн рублей.

«Анатолий Иванович с тех пор, как вступил в законную силу приговор суда (о признании его невиновным. — Прим.ред.), выдохнул и чувствует себя намного лучше, нежели когда осуществлялось уголовное преследование, — ранее прокомментировал karel.aif.ru адвокат Михаил Ямчитский. — Тем не менее человек не восстановился окончательно: очень много об этом думает, переживает, его ситуация не отпустила. Может быть, она вообще никогда его не отпустит?!»

Бунт в лагере

Жительница Петрозаводска Екатерина Матяш, отдыхавшая на Сямозере за год до роковой смены, рассказала, что происходившее там вряд ли можно было назвать нормальным, однако в силу возраста многие дети этого попросту не понимали. Девушка вспоминает: в тот год детей было очень много, настолько, что они не помещались — раскладушки ставили между кроватями.

Было холодно, дождь, в отряде случилось что-то вроде бунта: дети ехать не хотели.

«Всё равно было весело, даже когда жили в комнате вшестером. А потом через неделю нам сказали, что мы идём в пеший поход. В это время в наш корпус заселили другой отряд. Сначала пеший поход, потом поход на рафтах. Было промозгло, несколько человек даже забрали домой. Потом, когда мы вернулись из второго похода, нас накормили в столовой, и оказалось, что наш корпус всё ещё занят и мы едем в сплав, — рассказала karel.aif.ru петрозаводчанка Екатерина Матяш. — Было холодно, дождь, в отряде случилось что-то вроде бунта: дети ехать не хотели. В итоге после разговора с директором часть ребят поехала в сплав, часть расселили по отрядам, а мальчики остались в больших палатках, в которых было зябко и сыро».

Екатерине с сестрой предложили разместиться в палатках, но они в слезах позвонили родителям и попросили забрать их домой.

«Когда я узнала о трагедии, чувства были смешанные: не верилось, что это тот самый лагерь. Было очень жаль погибших и пострадавших людей. Однако я испытывала жалость и к виновным. Я знала Вадима, которого осудили, мне он казался хорошим человеком, неоднократно видела директора, была знакома со всеми тремя её детьми, хоть после лагеря мы и не общались», — рассказала Екатерина.

Фото: АиФ/ Валентина Петрова

Деревня Кудама — ближайший к месту гибели детей населённый пункт. По словам её жителя Григория, почти каждый год на берег Сямозера приезжают родственники утонувших ребят. День, когда стало известно о чудовищной смерти детей, жители деревни без преувеличения запомнили навсегда.

Потом сам сходил на берег озера, там валялись вёсла, выброшенные волной. Ну и люди сказали, что погибшие дети метрах в двухстах.

«В воскресенье утром соседи сказали, что много детей утонуло, я не поверил, залез в интернет, начал читать новости, там никакой информации не было, — рассказал местный житель Николай Валданен. — Потом сам сходил на берег озера, там валялись вёсла, выброшенные волной. Ну и люди сказали, что погибшие дети метрах в двухстах. Через час уже пожарные прибыли, скорые, четыре вертолёта прилетело. На местной турбазе штаб организовали».

Большая ухоженная турбаза, о которой идёт речь, явно выделяется на фоне полуразвалившихся домов. Кстати, она работает и по сей день. Многие её постояльцы о трагедии даже и не слышали. Для них стало настоящим откровением, что неподалёку установлены памятный знак и часовня, напоминающие о трагедии на Сямозере.

«Отвечать придётся»

Стоит ли говорить, что несмотря на то, что с момента трагедии прошли годы, боль утраты не утихает. 

«Последний наш разговор был очень простым: мы играли в слова, шутили, смеялись. Это было в конце мая 2015 года. После этого моя бывшая жена не давала нам видеться. Она посчитала, что правильней будет отправить ребёнка в лагерь «остаться в живых», чем к отцу. И это — не единичный случай, когда женщины вымещают свои обиды на бывших мужей через детей. В моем случае результат был самым ужасным», — рассказал отец 12-летнего Севы Игорь Заслонов.

Мы поинтересовались у папы погибшего Севы, изменилось ли его мнение по поводу наказания, которое суд определил для виновников трагедии. 

«Приговоры разные. Вот, к примеру, руководство лагеря получило реально ощутимые сроки — по девять с половиной года. Кто-то скажет, что это не очень много за жизни 14 детей. Я соглашусь, могли бы дать и побольше, и квалифицировать могли бы это как убийство с косвенным умыслом с отягчающими обстоятельствами, тогда бы сроки были намного больше. Кто-то сверху не захотел, решил, что 9,5 года будет как раз. А вот «своих» государство вообще никак не наказало, — считает Игорь Заслонов. — В деле о несработавшем оповещении по системе «112» всю вину повесили на фельдшера. Запугали её, чтобы та признала свою вину и дали ей какой-то условный срок». 

По словам мужчины, в этой истории виноваты сотрудники МЧС, «которые завели звонки оповещения на скорую помощь, но операторов об этом не предупредили». 

«И прокуратура на этот счёт промолчала, и в судах сделали вид, что всё в порядке. И всё шито-крыто», — добавил Игорь.

все, кто выступает как гниды и кровопийцы, всё равно, рано или поздно ответят за свои дела. И не то, чтобы я был каким-то верующим человеком, просто знаю, есть закон. Его можно называть кармой или ещё как-то, название — не главное.

При этом Игорь Заслонов оговаривается: суд и следственный комитет он не винит.

«И те, и другие отдали «под козырёк» и сделали всё в соответствии с полученными указаниями, — считает Заслонов. — Успокаивает только то, что существует ещё и высшая справедливость, и все, кто выступает как гниды и кровопийцы, всё равно, рано или поздно ответят за свои дела. И не то, чтобы я был каким-то верующим человеком, просто знаю, есть закон. Его можно называть кармой или ещё как-то, название — не главное. И пусть те, кто думает, что он отмазался, не особо радуется. Отвечать все равно придётся».

Фото: АиФ/ Валентина Петрова
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах