Примерное время чтения: 8 минут
829

Собирание Родины: пенсионерка — о том, как возрождает деревню в Заонежье

АиФ Карелия №6 08/02/2023
Н. Богомолова: «Нужно оставить свою маленькую жизнь и найти в себе силы, чтобы начать большое дело».
Н. Богомолова: «Нужно оставить свою маленькую жизнь и найти в себе силы, чтобы начать большое дело». / Фото Н. Богомоловой / Из личного архива

Жительница Петрозаводска Наталья Богомолова возрождает родную деревню Кузаранда: ремонтирует дома, в которых воссоздаёт атмосферу быта дореволюционной России.

Можно ли в одиночку возродить целую деревню? Об этом и не только Наталья Николаевна рассказала корреспонденту «АиФ. Карелия».

Разворошили прошлое

Алёна Гаврилова, «АиФ. Карелия»: — Наталья Николаевна, расскажите, как вы пришли к тому, чтобы начать восстанавливать родную деревеньку?

Наталья Богомолова: — Во всей деревне сохранилось только четыре дома, в одном из них жила моя мама. Я занимаюсь им уже очень давно. Как-то раз ко мне приехали гости, тогда и пришло понимание: нужно восстановить и соседний дом, который был куплен, как говорится, на дрова. Его я назвала «Матрёнин дом», поскольку раньше в нём жила бабушка Матрёна. Сейчас мы там принимаем туристов. Затем купила третий дом, но он был уже в таком состоянии, что ничего не оставалось, как разобрать его. Он расположен как раз между двумя соседними домами, это дом бабушки Фени, мы его называем «Фенькин дом». Здание разрушили, а там же ямы были, в которых люди хранили картошку, камни собирали с огородов, стоит этот бугор непонятно почему, разворошили его, верхушку сняли, получилось такое странное сооружение.

Досье
Наталья Богомолова. Родилась в Петрозаводске. Занималась конькобежным спортом. Окончила медицинское училище. Обучалась в Московском авиационном институте по направлению «летательные аппараты, система жизнеобеспечения в космосе».

Ещё один дом сохранился, правда без крыши. Почему я раньше за него не взялась? Думала: раз не разрушается, пусть стоит. Теперь же в планах из него что-то соорудить. Хочется, чтобы он получился приближенным к оригиналу.

Наверное, непросто решиться на такое дело?

— Места здесь замечательные, хочется облагородить всё. У нас очень красивый берег, летом его надо покосить, причал привести в порядок, скамеечки поставить. Бог даст — сложится. Ведь когда начинаешь чем-то заниматься, всегда появляются и люди, и возможности. Я неоднократно это наблюдала в своей жизни. Сегодня в деревнях работы нет, поэтому местные часто откликаются на просьбы о помощи.

А многие, напротив, думают, что за них кто-то что-то сделает. Я всегда призываю знакомых, друзей, родных: будьте добрее! Вы оглядитесь вокруг, посмотрите, что у вас в подъезде, во дворе. Равнодушие, которое формировалось годами, в обществе присутствует, люди уверены: кто-то непременно должен сделать за человека работу. Около моего дома, например, есть разрушенный забор. Я спросила жильцов: «Почему вы ничего не делаете?» Мне отвечают: «А это забор не наш». А чей тогда? Расстраивает это. Мне говорят, мол, зачем тратить нервы, чтобы повлиять на что-то. А кто их будет тратить? Государство? Но ведь государство — это вы сами! Если можно сделать то, что в твоих силах, тогда зачем терять время? Безучастность человеческая огорчает. И наоборот, радует простая отзывчивость и то, что хорошие люди всегда выручают.

Прялки-работяги

— Правда, что вы собираете коллекцию предметов крестьянского быта? Есть любимые экспонаты?

— Это моё давнее увлечение! Много чего удалось найти под полуразрушенным домом, в земле. В подвале одного из домов сделали пол (раньше там только земля была), соорудили полки из досок, которые остались от этого же дома, и всё добро на них разложили. Сосед Сергей принёс много вещей: отдал три прялки, так набралась целая коллекция — около десяти штук. Они все разные, очень интересные. Это прялки-работяги, которые прошли сквозь судьбы всех женщин, которые ими владели. Досталось мне и очень необычное колесо. На нём, скорее всего, не ездили, а что с помощью него делали, я даже представить не могу — нужно непременно показать историкам. Есть у меня в коллекции несколько жерновов. Кроме того, я очень люблю старинные сапоги, все они в заплатках. В каждом из домов жило по пятеро детей. Видно, каждый ребёнок в них вырос. В доме Сергея нашлась и старинная зыбка, мы её подвесили в доме. Есть ткацкий станок. Очень горжусь, что неподалёку мы откопали кровать — кованую, наверное серийного производства. Всё это – домашняя утварь Заонежского полуострова.

Это прялки-работяги, которые прошли сквозь судьбы всех женщин, которые ими владели.
Это прялки-работяги, которые прошли сквозь судьбы всех женщин, которые ими владели. Фото: Из личного архива/ Фото Н. Богомоловой

Коллекционеры не хотели приобрести ваши сокровища?

— Что вы! Здесь такие глухие места, о нас мало кто знает. Наверное, в том числе благодаря этому здесь замечательные охота и рыбалка. А берег какой! Я нигде не видела такой красоты! Самое живописное — это спуск, крутой, метров 150, а какие ели здесь растут! Раньше, проплывая на теплоходе, только завидишь их вдалеке — и сразу понятно: это наша Кузаранда! С кряжа открывается потрясающий вид на дальние острова. Местность внутри деревни называлась Щельга. У моей бабушки в документах это наименование значилось в графе «место рождения».

«Любовь к Родине формируется в тот момент, когда вы привозите своих детей в места, где жили ваши родители».

Вы с такой любовью рассказываете о Кузаранде…

— Я действительно очень люблю свой край. По-моему, любовь к Родине формируется в тот момент, когда вы привозите своих детей в места, где жили ваши родители. Однако такой любви может и не быть. Ведь бывает так, что человек родился, живёт в своём краю, а ему ничего не надо. Важно, чтобы малая родина воспринималась, будто это твоё всё. Для меня и моих детей Кузаранда — свет в окне. Каждое лето мои ребята проводили там, местную библиотеку всю перечитали.

Ею восхищался Шаляпин

В ваших краях жила сказительница Ирина Федосова. Остались какие-то свидетельства времён её пребывания? Возможно, фрагменты рукописей

— К сожалению, ничего не осталось! В деревне было 35 домов, но то ли жизнь такая настала к определённому моменту, то ли просто никто ничего не хотел — крыши не крыли и всё потеряли! Действительно, Ирина Андреевна жила в Кузаранде. Родилась она в деревне Сафроново, неподалёку. Похоронена на нашем кладбище, её памятник открывали Рождественский и Евтушенко. Она была неграмотная женщина, но знала 30 тысяч произведений! Её приглашали в Петербург, она выступала перед людьми высочайшего уровня. Сам Шаляпин ею восхищался. Её стихи использовали в своих произведениях Некрасов, Римский-Корсаков. Вот какие люди здесь жили! Насколько я знаю, её не издавали около 40 лет. Было бы замечательно, если бы власти обратили на это внимание.

«У меня есть голубая мечта: в день рождения сказительницы организовать Федосовские чтения».

К сожалению, о жизни и судьбе Ирины Андреевны осталось немного свидетельств: что-то собрал историк литературы Елпидифор Барсов. Очень может быть, что многое сожгли в революцию. У меня есть голубая мечта: в день рождения сказительницы организовать Федосовские чтения.

Вы приглашаете в свой дом туристов, по сути, занимаетесь туристической деятельностью. Как вам кажется, Русский Север — перспективный в этом отношении регион?

— Очень! Мы начали рассказывать о себе с августа прошлого года, до этого люди просто о нас не знали. В домах показан быт русских людей, как они жили раньше, это действительно интересно. В ближайшем будущем по старинным выкройкам хочу пошить наряды, которые носили женщины Заонежья, чтобы ещё лучше воссоздать историческую атмосферу.

Работая с туристами я поняла: не люди, которые ко мне приезжают, должны говорить спасибо, а я им, ведь я могу о них позаботиться. То есть у меня появилась возможность проявить это качество и вылечить свою душу, чтобы она стала лучше, светлее. От добрых дел душа всегда светлеет и добреет.

А как вы думаете, есть ли будущее у деревни на Русском Севере?

— Перспектива есть. Понимаете, всё упирается в два вопроса – денежный и человеческий. Второй, наверное, даже более важный. Нужно оставить свою маленькую жизнь и найти в себе силы, чтобы начать большое дело. Знаете, кто-то ведь меня жалеет. Бывает, слышу в свой адрес укорительное: «Ты бы для себя жила!» Подруга, рассказывая о своей жизни во Франции, как-то поинтересовалась: «А ты сейчас где?» А я ей: «По своей деревне с граблями бегаю!» Отбросив шутки, скажу: если ничего не делать, то ничего и не будет, а если взяться, то и хорошие люди притянутся. Добро всегда возвращается!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах