Примерное время чтения: 7 минут
292

Войти в положение. Как правильно выбрать психолога и зачем это нужно?

АиФ Карелия №47 22/11/2023
«Своего» психолога надо суметь найти и научиться ему доверять.
«Своего» психолога надо суметь найти и научиться ему доверять. www.globallookpress.com

В 2023 году по поручению Президента России Владимира Путина в нашей стране учредили День психолога, он будет отмечаться 22 ноября. Дата выбрана неслучайно: в этот день в 1994 году прошёл первый учредительный съезд Российского психологического общества.

karel.aif.ru побеседовал с детским и семейным психологом из Петрозаводска Анной Кудрявой о том, как в обществе изменилось отношение к психологическим проблемам, почему не стоит искать себе диагноз в интернете и кто тревожнее — северянин или южанин.

«Терминами кидаются!»

Марина Дедюх, karel.aif.ru: Ещё каких-то 15-20 лет назад к психологам за советами ходить было не принято, а теперь даже в поликлиниках есть кабинеты медико-психологического консультирования. Анна, неужели к решению психологических проблем люди стали подходить осознаннее?

Анна Кудрявая: Около 20 лет назад, когда я оканчивала институт, психологи только-только появлялись в школах, о частной практике или кабинетах в поликлиниках тогда даже и речи не шло! Мы мечтали, что когда-нибудь психология станет востребованной.

Досье
Анна КУДРЯВАЯ. Родилась 14 марта 1980 года в Кандалакше (Мурманская обл.). В Карелию переехала в 1997 году. Окончила Карельский государственный педагогический университет, факультет психологии. Практический психолог, опыт работы – более 20 лет. Член Ассоциации когнитивно-поведенческих терапевтов. В 2023 году получила диплом о профессиональной переподготовке на клинического психолога в институте психоанализа в Москве.

С 2023 года в каждой поликлинике должен быть клинический психолог, то есть специалист, который в помощь психиатру работает с депрессиями, паническими атаками, тревожными расстройствами. Он входит в штат учреждения, поэтому консультацию можно получить бесплатно.

Теперь люди знают: если у тебя есть тревога, долго держится плохое настроение, это мешает тебе общаться с людьми, ходить на работу, из-за этого ты страдаешь, снижается качество жизни, то надо обратиться к психологу.

В прежние годы люди стеснялись обращаться за помощью, казалось, что психолог то же самое, что психиатр. Мы слышали: «я псих, что ли?», «я справлюсь!» и «депрессия не болезнь, ничего страшного, дома посижу несколько дней – и всё пройдёт». Теперь люди знают: если у тебя есть тревога, долго держится плохое настроение, это мешает тебе общаться с людьми, ходить на работу, из-за этого ты страдаешь, снижается качество жизни, то надо обратиться к психологу. И только после разговора психолог подскажет, нужно ли обращаться к психиатру или психотерапевту, которые могут назначить лекарственные препараты, помогающие справиться с ситуацией.

У профессионального психолога должно быть базовое психологическое образование. Раньше человек, например, с юридическим образованием за год мог отучиться на курсах переподготовки – и он уже как будто бы психолог. Это неправильно, в таком случае он не знает базовых основ психики.

— Сегодня люди сами себе ставят диагнозы, в том числе и психические. Можно ли найти лечение в интернете?

— Наличие интернета я называю «горе от ума»: люди начитаются и приходят на консультацию, внушив себе столько проблем! И начинают в нас терминами кидаться! Не надо читать интернет, особенно если ты беспокоишься о своём здоровье. Если ты мнительный и щепетильный, то лучше довериться специалисту. Если есть сомнения, можно обратиться к ещё одному психологу, чтобы получить мнение из разных источников. Вообще своего психолога, как и любого врача, надо найти, ему можно будет доверять, с ним будет приятно и безопасно общаться.

Привыкать к семье

— Сегодня бойцы возвращаются из зоны СВО. Как им снова начать жить мирной жизнью?

Понимаете, он там побыл какое-то время, приезжает сюда, и это не значит, что он вернулся домой, мужчина как будто в другой мир попал, и ему нужно снова привыкать к мирной жизни.

— Во-первых, человеку нужно дать время на адаптацию, чтобы он привык к мирному времени, к семье, к детям. Возможно, на это уйдёт несколько месяцев. Понимаете, он там побыл какое-то время, приезжает сюда, и это не значит, что он вернулся домой, мужчина как будто в другой мир попал, и ему нужно снова привыкать к мирной жизни. Это всегда стресс. У него была совсем другая жизнь: постоянная опасность, тревога, всё время человек находился в напряжении. А здесь люди живут спокойно, ходят в магазины, работают, отмечают дни рождения. И когда боец возвращается в семью, он не понимает, как здесь не может быть того, что было там. Картинка не состыковывается, могут быть флешбэки: перебои со сном, раздражение и даже злость. Человеку нужно время, чтоб войти в колею, и, кстати, многие в эту колею так и не входят. Они привыкают жить в состоянии опасности, и им здесь становится просто некомфортно. Именно поэтому у многих возникает желание вернуться туда, потому что там жизнь, там всё кипит и этого не хватает. Есть те, кто глушат раздражение и воспоминания алкоголем, могут вспылить или кого-то стукнуть, потому что они к той атмосфере привыкли.

Сегодня по всей стране открываются центры помощи бойцам СВО, в которых оказывают и психологическую поддержку в том числе, но туда идут единицы. В основном психологи находятся в тех центрах, где бойцы проходят реабилитацию. Как правило, мужчины не посещают ни психолога, ни психотерапевта, чтобы проговорить все свои военные травмы. За помощью обращаются женщины — жёны, матери, сёстры, которые замечают, что человек ушёл один, а вернулся совсем другим.

— Скажите, что для вас показатель хорошей работы?

— Мы всегда наблюдаем динамику, смотрим, насколько изменилась жизнь человека, есть ли у него ощущение внутреннего счастья, спокойствия, благополучия, появляется ли уверенность в себе и своих силах. Если он становится более гибким и адаптируется к окружающей среде, знакомится с другими людьми, выходит в магазины, значит, всё хорошо. И если справляется без меня, не приходит, пишет «всё в порядке» — вот это самое приятное.

— Сколько времени должно пройти до появления результата?

— Всё очень индивидуально. Кому-то достаточно одной консультации для того, чтобы под другим углом посмотреть на вещи. Кому-то, например, нужна поддержка в первое время, чтобы развод пережить, потерю близкого, с тревогой поработать. На это необходимо время: кому-то пара месяцев, а кому-то и год. Бывает так, что люди возвращаются через месяц, два или три за поддерживающей консультацией, и это нормально.

«Депрессия не выбирает»

— Сегодня Карелия очень популярна у туристов для своеобразной психологической разгрузки. Как вы думаете, почему для этих целей едут именно сюда, а не в Мурманск, например?

Много рек и озёр, а вода сама по себе успокаивает, много мистических мест со своей историей, как Воттоваара, куда приезжают люди расслабляться и отдыхать.

— Возможно, туристы выбирают Карелию, потому что у нас даже природа располагает к психологической разгрузке. Много рек и озёр, а вода сама по себе успокаивает, много мистических мест со своей историей, как Воттоваара, куда приезжают люди расслабляться и отдыхать. Как правило, разгрузку проводят в спокойном месте, где можно расслабиться, уйти от суеты, какое-то время пожить без телефонов на природе. У нас есть такие уединённые уголки, куда можно уехать в деревню, на берег озера, снять большой дом — это пользуется спросом.

Кроме того, в Петрозаводске очень высокий уровень психологической просвещённости. В республике по сравнению с южными регионами или даже с Мурманской областью много психологов из расчёта на количество населения. В каждом детском клубе есть психолог, в садиках, в школах, много частных психологов. Люди знают: обращаться за психологической помощью — это нормально.

— На ваш взгляд, на севере или на юге живут психологически более устойчивые люди?

— По моим наблюдениям во время путешествий, чем южнее, тем народ веселее, а чем севернее, тем люди спокойнее и, может быть, тревожнее. На это влияет ряд факторов, например климатические условия: когда полгода темно, это тоже сказывается на психическом здоровье. Если сравнивать с Грузией, Италией, Испанией, то там депрессивных людей гораздо меньше. Хотя депрессия не выбирает человека по месту жительства, она может наступить после какого-то стрессового события, или у человека может быть предрасположенность. Однако вероятность каких-то психических проблем на Севере всё-таки выше, чем в мегаполисах или даже в Сочи, например.

— Заметила, что в деревнях нередко происходят шокирующие преступления: то собаку попытаются зарубить топором, то массовые убийства. Как думаете, почему в маленьких населённых пунктах люди как будто сходят с ума?

— Не стоит забывать, что нас формирует среда. Куда бы мы ни окунулись, становимся похожими на тех, кто нас окружает. Не зря советуют: если хочешь вырасти, найди себе достойных людей, на которых можно ориентироваться. Обратная ситуация, например, чётко видна у подростков: если ребёнок резко меняется, то, скорее всего, у него появилась какая-то компания, в которой он начал курить, пить, материться. Людям свойственно попадать под влияние. Когда в маленькой деревне собрались пять-десять человек, а двое из них с асоциальными стремлениями, то у остальных мало возможностей встретить кого-то со здоровой психикой, таким образом они друг под друга и подстраиваются.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах