161

Знаменитая кижанка. На чем плавал прототип Вяйнямейнена

«Судострой» в 1958 году. Очередная логмозерка готова. Остается только осмолить.
«Судострой» в 1958 году. Очередная логмозерка готова. Остается только осмолить. Национальный архив Карелии

До войны и примерно до начала 1960-х жители Петрозаводска катались по озеру на весельных деревянных лодках. Все они были одного типа – длиной, как правило, около шести метров (лодки побольше считались грузовыми), но выглядели как с конвейера – с одинаковыми крючковатыми носами.

Лодка для огромного озера

Такими лодками со времен средневековья обзаводились все, кто собирался рыбачить в открытом Онего или перевозить грузы по озеру. Выходить на других хотя бы в район Ивановских островов было просто опасно. Сейчас такие лодки именуют «кижанками», что не совсем корректно. В принципе это была просто хорошая мореходная лодка, издавна идеально приспособленная для нашего огромного озера.

Подобные онежские лодки шили крестьяне и в Заонежье, и по всему западному и восточному побережью озера: от Кондопоги до Вознесенья, от Повенца и вдоль всего пудожского берега. А многотысячный Петрозаводск удовлетворял свои потребности за счет ближайших приозерных селений. В частности – «мореходно»-рыболовецкого Заозерья и Ялгубы. Там в 1930-е годы работали настоящие судоверфи, выпускавшие корпуса малых рыболовецких ботов и онежские лодки. Большой по северным меркам город Петрозаводск покупал лодки большей частью не в Заонежье, а у себя под боком, в Заозерье. Поэтому за рынок сбыта логмозерским лодочникам нечего было беспокоиться. Свои лодки они называли логмозерками.

Заозерская верфь

Весь июнь 1930 года возле заозерской деревни Лехнаволок, что на озере Логмозеро, бригада череповецких плотников занималась строительством циклопического сооружения библейских форм и размеров. После завершения работ по строительству доков там работала верфь «Судострой». Логмозерцы строили рыболовецкие мотоботы по заказу Петрозаводского рыбокомбината. Вокруг верфи возник рабочий поселок под тем же названием. На берегу было возведено длинное одноэтажное здание ангарного типа, где можно было круглогодично шить также рыбацкие лодки онежского типа. Мотоботы закладывали и строили на береговых слипах. До войны «Судострой» уже работал полным ходом, а с началом оккупации эту деятельность продолжили финны. Только те типы лодок, которые выпускали логмозерцы, им не приглянулись. Оккупанты привезли собственных мастеров-лодочников, набрали небольшое число подсобников из местных и до лета 1944 года мастерская на берегу Логмозера шила деревянные дощатые лодки прогулочного типа для отправки в Финляндию.

После войны «Судострой» продолжил выпуск рыбацких лодок в качестве товаров народного потребления. В 1962 году судоверфь была признана убыточной и закрыта. Примерно в эти же времена работала подобная колхозная верфь и в Заонежье, на Волкострове.

Финские мастера в цехах Судостроя. 1943 год.
Финские мастера в цехах Судостроя. 1943 год. Фото: Национальный архив Финляндии

Прочность и надежность

Конструкция и обводы заозерской рыболовецкой лодки почти ничем не отличаются от заонежской лодки-кижанки: такие же заостренные нос и корма, плавное расширение бортов к середине. Это определяет хорошую обтекаемость корпуса, следовательно, ходкость судна, а длина идеальным образом соответствует длине онежской волны. На ней можно ходить под парусом не только при попутном, но и в полветра, лагом к волне.

Ранее доски-набои сшивали «вицей», распаренными еловыми корешками, затем стали применять гвозди. Ребра-шпангоуты логмозерки поставлены даже чаще, чем у кижанки: через 30-32 см в отличие от 40-45 см по заонежским «стандартам». То есть конструкция логмозерки более соответствовала открытому озеру

Логмозерские онежские лодки имели фирменное отличие. Носовую полупалубку заозерцы зашивали не как кижане – не поперечной, а диагональной зашивкой из 3-4 досок, причем до войны все чаще стали сверху прибивать лист жести. Остальных отличий можно насчитать совсем немного. Разве что маленькие частности: заозерцы, в отличие от заонежцев, в носовую кокору не вставляли деревянный палец. Для вытаскивания лодки на берег они в просверленное отверстие вдевали веревочное кольцо или железную серьгу.

Хорошо просмоленные логмозерки и кижанки при правильном уходе служили довольно долго – до 30 лет.

Вяйнямейнен плавал на логмозерке

После войны Соломенное и Заозерье стало настоящей большой мастерской для начинающего художника-графика. Девятнадцатилетний москвич, вчерашний студент Высшего художественно-промышленного училища Мюд Мечев неожиданно для маститых профессионалов выиграл престижный конкурс на иллюстрирование «Калевалы» и приглашение приехать в Петрозаводск. Из всех мест в окрестностях города для будущей работы над эпосом он выбрал поселок Соломенное. А ближе всего художник сошелся с настоятелем местной церкви отцом Александром (Александром Степановичем Ермолаевым). Он и послужил прототипом главного героя «Калевалы» – мудрого старца Вяйнямёйнена. Отец Александр позировал молодому художнику многократно: с кантеле или луком в руках, на берегу озера, на поляне и в рыбачьей лодке. Присмотритесь к иллюстрациям к «Калевале» 1956 года издания. Там все главные герои эпоса бороздят водные просторы в местной логмозерке. Все ее отличительные признаки налицо – диагональная зашивка носовой полупалубки и веревочное кольцо для вытаскивания на берег. Уж захочешь, да не спутаешь!

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах