aif.ru counter
631

Постыдное явление. Общество отворачивается от самоубийц

Всемирный день психического здоровья, отмечаемый 10 октября, в 2019 году посвящен проблеме самоубийств. В нашей стране тема суицида широкому общественному обсуждению не подлежит, но «АиФ» решил прервать молчание и поговорить с врачом-психиатром Виктором Лебедевым на тему, находящуюся под негласным запретом.

Проще осудить

Антон Соловьев, «АиФ Карелия»: Виктор Павлович, каково положение дел с самоубийствами в нашей стране?

Фото: Из личного архива/ Виктор Лебедев

Виктор Лебедев: У нас высокий уровень суицидов, в частности в возрастной группе от 15 до 29 лет. Причём исправить ситуацию никто не спешит – системы суицидологической помощи до сих пор нет. Да, есть суицидологические службы, но только в больших городах. В Карелии, к примеру, нет ни одного суицидолога: в лучшем случае пациентов направляют на общепсихиатрические участки, в худшем – они не получают психиатрическую помощь вообще. Другой вопрос в том, что проблема суицида замалчивается, хотя обсуждение в верном ключе, напротив, может снизить риск.

– Но в верном ключе – это как?

– Зачастую мы ставим людям оценки. К примеру, «он слабак, не справился» или «молодец, ему хватило духа». Но в первом случае мы культивируем негативное отношение к тем, кто покончил с собой или попытался, а следовательно, вызываем в человеке чувство вины и провоцируем на следующую попытку. Во втором случае мы романтизируем суицид. Мол, красиво жил и красиво ушёл. И то, и другое неприемлемо. Мы должны не оценивать, а признавать страдания, которые толкнули человека на этот шаг. Такое признание – затруднительно, потому что у нас есть стойкое ощущение, что суицид – это что-то страшное, постыдное, неправильное. Тема самоубийства нас пугает. Ведь она одновременно говорит и о смерти, и о душевном страдании, с которым человек не в силах справиться. Окружающим трудно представить, в каком отчаянии и скорби находится попытавшийся покончить с собой человек. Поэтому проще осудить, чем понять.

– Кроме попыток понять, что ещё делать близким людям?

– Создавать поддерживающую атмосферу. Они не должны препятствовать обращению за психиатрической помощью и должны понимать, что она не ставит крест на человеке. В большинстве случаев психиатры способны справиться с теми проблемами, которые привели человека к попытке суицида. Причём лечение ни к каким последствиям не приведёт и негативным образом на дальнейшей жизни пациента не скажется. На бесплатный приём к специалисту в Петрозаводске можно попасть, обратившись на ул. Краснофлотскую, 29, в кабинеты психотерапевтов городских поликлиник и в психиатрические кабинеты районных больниц. Помощь себе важнее мнения окружающих.

Признак расстройства

– Суицид для нас постыден, но только ли по этой причине мы боимся обращаться к специалисту?

– По современному законодательству пациент, который на приёме у психиатра или психотерапевта заявляет о суицидальных идеях или сообщает о суицидальных попытках, должен быть госпитализирован в психиатрический стационар, даже против своего желания. Поэтому очень многие за помощью не обращаются.

– Среди идущих на самоубийство какова доля здоровых?

– Грань провести сложно: где крайнее отчаяние, а где психическое нездоровье. Потому что в момент самоубийства даже здоровый человек может быть не вполне в себе. И сама по себе попытка суицида – признак психического расстройства. Острого или хронического – другой вопрос. Хроническим расстройством может быть, к примеру, депрессия, при которой происходит утрата смысла жизни.

Есть мнение: если ты совершаешь суицид, то ты слабак. Поэтому я уверен, что большая часть случаев просто замалчивается.

– А можно обойтись без смысла жизни, выработав, скажем, ряд правил?

– Такие правила вырабатываются в процессе психотерапии, если человек всё-таки подошёл к последней черте и ему не хватило внутренних ресурсов для сопротивления. Сейчас как раз акцент смещается на антисуицидальные факторы, то есть на те, которые не позволяют совершить суицид.

– Один из значимых антисуицидальных факторов – религиозные убеждения. Так, на Северном Кавказе уровень самоубийств в три раза ниже, чем в среднем по стране.

– Дело в стигматизации (навешивании ярлыков – прим. ред.). К примеру, есть мнение: если ты совершаешь суицид, то ты слабак. Поэтому я уверен, что большая часть случаев просто замалчивается. Но вообще есть культуры, в которых суицид более приемлем, и есть те, в которых менее.

– А если говорить о социальных факторах, то ведь во многих неблагополучных странах индекс счастья высок, и самоубийств мало.

– Тем не менее, социальные факторы значимы. Можно сколько угодно говорить, что в Финляндии много самоубийств, но в России их всё равно больше, а в некоторых регионах уровень вовсе превышает критический по оценке ВОЗ.

– Но из статистики известно, что во времена социальных потрясений число самоубийств резко падает.

– Однако ещё классик социологии Дюркгейм говорил, что любые перемены вызывают изменения правил, а любое изменение правил приводит к увеличению числа суицидов, потому что люди теряют привычную структуру, в которой живут. Да, с начала XXI века в России мы видим постепенное снижение числа самоубийств. Социальная обстановка стабилизируется, устанавливаются правила игры. Могу предположить, что после революций число суицидов возрастает. Тот, кто не может найти себе место в новой реальности, из неё уходит.

Двойное давление

– Иногда можно услышать, что человек уходит из жизни из-за больших кредитов или задержки зарплаты.

– Дело в том, что в нашей стране предъявляются очень высокие требования к мужчинам. Они, прежде всего, должны много зарабатывать. Социальное давление велико, но высказаться они не могут. Получается двойное давление – снаружи и изнутри. В какой-то момент человек просто не выдерживает.

Второй пик суицидов приходится на людей старшей возрастной группы, правда, может быть, не в нашей стране. Потому что у нас много сил уходит на повседневные дела, на выживание.

– Есть ещё проблема самоубийств, совершаемых по выходу на пенсию.

– Да, выход на пенсию – тоже изменение правил жизни, поэтому он может послужить толчком. Второй пик суицидов действительно приходится на людей старшей возрастной группы, правда, может быть, не в нашей стране. Потому что у нас много сил уходит на повседневные дела, на выживание. Но чувство одиночества, покинутости, оставленности никуда не девается. Причём о таких чувствах трудно сообщить, если ты вырос в тех условиях, в которых о чувствах в принципе не принято было сообщать. К тому же люди, полностью погруженные в работу, при выходе на пенсию теряют ориентиры, и их поведение начинает носить хаотический характер. Надо не терять себя за работой. Ведь мы – это не то, что мы делаем.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно



Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество