Примерное время чтения: 6 минут
77

Бруно Вальюс в тылу врага. Не многие разведчики оставались в живых

Во время второй мировой войны Красная армия долго не имела никаких сведений из оккупированного Петрозаводска. Разведорганы сначала попробовали засылать в город своих агентов из числа красных финнов под видом перебежчиков. Но контрразведка армии Суоми их легко «раскалывала», применяя шантаж, избиения и не очень утруждая себя доказательствами. Оставалась надежда на редкие вылазки в город для получения информации от немногочисленной агентуры.

Кто такие калапаи?

В начале сентября 1942 года по занятому врагом Петрозаводску шел молодой парень самой неприметной наружности. Светлоглазый, светловолосый, словом, по обличью – типичный финн или, как их тогда за глаза именовали русские, калапай. По причине, честно говоря, не очень обидной  – так называлось непривычное для русской кухни рыбное жаркое (у карел также бытовало похожее национальное блюдо, kalapaisti).

Немецких вояк испокон века называли колбасниками, итальянских – макаронниками, а финнов – калапаями.

Видно, парень не очень-то спешил: не поворачивая головы, все время зыркал глазами на велосипедистов в немецких касках, на трофейные русские танки с голубой свастикой на башне, проходя мимо аэродрома в Песках, быстро подсчитал количество самолетов.

С солдатом-попутчиком завел разговор и даже сторговал у него кое-какие вещи: пачку сигарет, бумажник, нож.

Бруно Вальюс в форме финского солдата перед отправкой на задание. Фото из личного дела разведчика.
Бруно Вальюс в форме финского солдата перед отправкой на задание. Фото из личного дела разведчика. Фото: Архив ФСБ

Брат врага народа

Кто ж этот таинственный финн и почему он отважился на прогулку по городу в самое неподходящее для этого время? Уроженец Петрозаводска Бруно Вальюс числился бойцом специального диверсионно-разведывательного отряда. Биография для такого дела у него была, прямо скажем, самая неподходящая.

Финн, сын учителя лютеранской школы. Отец Петр Вальюс до 1922 года аккомпанировал пенью псалмов на органе, учил детей Закону Божьему. А самое главное – семья носила нестираемое клеймо родственников врага народа. Старший брат Бруно ругозерский агроном Виктор Вальюс по антисоветской 58-ой статье был расстрелян под Петрозаводском в 1938 году (реабилитирован в 1956 году). За это всю семью (отец умер в 1931 году) сослали в Пудожский район и войну двадцатилетний Бруно встретил в качестве лесоруба «Энерголесзага».

Хоть в комсомол его в свое время не приняли, воспитан он был в советских традициях, был отличным спортсменом и, кроме хорошего знания финского языка, ничем не отличался от сверстников. Последнее обстоятельство и сыграло решающую роль при его зачислении в спецотряд.

Кстати, Бруно никого из указанных ему информаторов в Петрозаводске не обнаружил. Агенты были либо раскрыты, либо сменили адрес. Поэтому он особенно тщательно запоминал вооружение пехотинцев, количество танков, бронемашин и истребителей, цвет пропусков для гражданского населения, принципы отоваривания карточек в магазинах «Вако». Все это имело огромное значение для разведывательной работы.

Выход из зоны вакуума

С одной стороны, Бруно Вальюсу просто повезло. Нового человека могли остановить «слесари» или «связисты», под которых часто маскировались контрразведчики, проверить документы – и тогда Вальюсу в лучшем случае светила пожизненная каторга. Была также опасность, что его мог опознать кто-то из жителей города: добровольных помощников у финнов тоже хватало. Поэтому оккупанты с гордостью называли Петрозаводск «зоной вакуума», куда попасть при известной ловкости можно, а уж выбраться – извините…

Но Вальюсу удалось и это. К вечеру он тем же путем, через Пески добрался до Соломенного. И здесь разведчика очень выручил приобретенный у солдата бумажник. Когда его остановил какой-то местный житель из русских и стал требовать паспорт, Бруно сделал вид, что ищет пропуск – «синенькую бумажку». Вид портмоне с приколотой к нему армейской кокардой, видимо, успокоил бдительного стукача.

В условленном месте разведчик так и не дождался своей группы, обещанного катера тоже не было. Надо было выбираться самому. В ялгубском заливе ему снова повезло: прямо из-под носа хозяев удалось умыкнуть хорошую «логмозерку» с веслами. Конечно, пропажу лодки быстро обнаружили, но, на его счастье, катера береговой охраны не отваживались соваться в штормящее озеро. За сутки усиленной работы веслами ему удалось одолеть почти 100 километров и достичь спасительного пудожского берега…

Только год прослужил Бруно Вальюс в спецотряде. Он высаживался на вражеский берег с катеров, пересекал линию фронта на лыжах, прыгал на «ту сторону» с самолета. После очередной заброски в июле 1943 года Бруно не вернулся на базу. Никто не знает, что с ним произошло: разбился или утонул при спуске с парашютом, погиб в перестрелке или попал в засаду… Бруно Вальюс разделил судьбу большинства разведчиков Карельского фронта. Из 233 агентов, отправленных в тыл противника, живыми вернулись только 45.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах