aif.ru counter
231

Замкнутый мир. Как вести себя с особенными детьми

Елена Рогозина / Из личного архива

В Петрозаводске отрылась выставка работ, сделанных особенными детьми. Ребята творили в рамках проекта «Особая мастерская», руководит которым Елена Рогозина. В интервью «АиФ» педагог рассказала, чем полезно инклюзивное образование и почему общество уделяет большое внимание проблеме аутизма.

Инклюзия и адаптация

Антон Соловьев, «АиФ-Карелия»: Елена, сегодня много говорят об инклюзивном образовании. Что оно означает?

Фото: Из личного архива/ Елена Рогозина

Елена Рогозина: Инклюзия означает включение людей c особенностями развития – или, как теперь лучше говорить, людей с особенными потребностями – в активную общественную жизнь, в том числе в занятия в одной группе с типично развивающимися сверстниками. Чем хорош такой подход? Инклюзивные занятия помогают детям с особенностями развития ощутить себя полноценными членами общества, а обычным учащимся сформировать толерантное отношение к людям, в чём-то отличающимся от большинства, а также научиться помогать тому, кто в этом действительно нуждается. В инклюзивных группах дети с особенными потребностями приобретают опыт и навыки межличностного общения. Всё это способствует их адаптации в обществе, социализации.

- А в Петрозаводске в обычных общеобразовательных школах ещё не появились классы, в которых те и другие дети учатся вместе?

- Да, такие школы уже есть. Особенным детям помогает специальный педагог – тьютор. Он сопровождает ребёнка и адаптирует ту информацию, которая исходит от учителя. Например, ученику могут требоваться визуальные подсказки, дополнительные разъяснения.

- А государство помогает?

- С одной стороны, государство говорит, что инклюзивное образование должно развиваться и способствует установлению безбарьерной среды в школах, но с другой – финансирования на ставки тьютора для сопровождения особенных детей, видимо, не хватает. Хотя примеры есть. В Нижнем Новгороде я была в школе с инклюзивным образованием, обеспеченной всем необходимым для детей.

- Государство – это одно, другое дело – родители. Они нередко хотят отдать ребёнка в сильную школу, потому что среди сильных учеников ему придётся стремиться быть не хуже. В случае инклюзивного обучения ситуация противоположная – родители могут опасаться, что в среде особенных детей ребёнок не получит должного развития.

- По своим занятиям я могу сказать, что никакого негативного влияния нет. Напротив, обычные дети становятся более эмоционально развитыми и человечными.

Сделай шаг

- Дети с особенностями развития учатся в коррекционных школах, а к вам приходят в свободное время?

- Да. И в таких школах они находятся в своём – замкнутом – мире. А мы даём им возможность расширить картину мира, общаться со сверстниками и старшими друзьями-помощниками волонтёрами. Волонтёры служат примером для наших детей и даже не осознают, какое влияние имеют над ребятами. Детям очень важно перенять от волонтёров толерантное доброе отношение, положительный пример и образец поведения в социальном и бытовом плане.

- Как вы это делаете?

- В первую очередь мы развиваем коммуникативные навыки. Вместе играем, вместе учимся сотрудничеству. Понимаете, детям нужно место, где они могут свободно общаться. Школа на такую роль подходит лишь отчасти. А в нашем центре более раскованная обстановка – в ходе занятий мы общаемся, в конце – пьём чай, а если ребёнок, скажем, хочет спеть песню, то почему бы и нет. Никому не возбраняется быть собой. Не забываем и про уборку, развивая бытовые навыки детей. Если же мы планируем посетить, к примеру, музей, то заранее рассказываем ребёнку о том, что он увидит и куда он придёт, как лучше себя вести и чего не следует делать.

- А каким образом удаётся найти подход к таким детям?

- Сначала мы опираемся на интересы ребёнка. Скажем, если ребёнку нравятся герои фильмов кинокомпании «Марвел», то мы вначале выстраиваем занятия вокруг этих героев. Лепим их из глины, сочиняем про них истории, придумываем игры с их участием. Истории помогают выстроить определенный сюжет, а игры – осмыслить ту или иную ситуацию из жизни. Всё это подчинено цели социализации ребёнка.

- А какой возраст у ваших подопечных?

- От 6 до 14 лет, но он не столь значим. Дети одного возраста могут отличаться по развитию, поэтому в одной группе вполне могут быть разновозрастные ученики.

Преодолеть барьер

- Почему сегодня больше всего говорят именно о людях с аутизмом?

- Они больше других испытывают трудности в социализации: ведут себя так, как им велит душа, не скованы социальными установками. Им трудно контролировать собственное поведение и сложно понять, почему нужно вести себя так, а не иначе.

- В отношении взрослых к особенным детям что-то меняется?

- Думаю, вскоре произойдет некий переломный момент, и отношение взрослых к людям с особенностями развития изменится. Каждый человек имеет значение. Так, с этого года нам помогают волонтёры. Дети уже ждут встречи с нашими добрыми помощниками! А такое отношение со стороны детей сильно мотивирует к работе.

- Можно сказать, вы адаптируете особенных ребят к нашему миру, но не требуется ли адаптация к таким детям людей без особенностей?

- Наша выставка как раз таки и призвана хоть немного, но способствовать преодолению барьера между обычными и необычными людьми. Экспозиция не только знакомит посетителей с работами детей, но и рассказывает о каждом ребёнке. К примеру, одна из наших девочек любит громко петь песни в маршрутке, но взрослые в таких случаях не должны бросать косые взгляды на родителей. Потому что дело может быть вовсе не в воспитании. Это первое. Второй момент. Каждый посетитель выставки может оказаться сопричастным миру особенных детей. Для этого предусмотрена интерактивная площадка, на которой любой может внести свой вклад в строительство замка и посадить траву в специально подготовленные горшочки.

- Что это в конечном счете даёт?

- Нам трудно принять людей не только с особенностями развития. Часто мы просто не понимаем других людей, потому что они не соответствуют нашим представлениям. А ведь в многогранности вся прелесть современного мира: происходит смешение различных традиций, ценностей и стандартов. Так же в искусстве. В одной работе применяются различные материалы, используются различные техники, все смешивается. Выходит, понять другого человека – целое искусство. И если мы принимаем человека таким, каков он есть, то сами духовно обогащаемся.

Досье
Елена Рогозина – педагог-наставник Детско-юношеского центра Петрозаводска. В 2007 году закончила Карельский институт управления, экономики и права ПетрГУ, в 2017-м получила специальность арт-терапевта в Институте практической психологии «Иматон» в Петербурге. Учится в магистратуре Петрозаводского университета на психолога. Рисует, фотографирует и передвигается на велосипеде.

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах