1958

Засадить кикимору. Как печники наказывают скупого заказчика

Русская печь в пос. Калевала.
Русская печь в пос. Калевала. Из личного архива Николая Кутькова

В Петрозаводске на 1895 года числилось 26 специалистов печного дела. Их на первый взгляд нехитрое, но чрезвычайно востребованное искусство ценилось высоко. Часто печникам даже платили за труд авансом, не дожидаясь «сдачи объекта под ключ».

Многие знали, что на них лучше не экономить и побаивались сбавлять договорную цену, выискивая мнимые недостатки. Вся штука в том, что у печника были тайные, едва ли не колдовские способы борьбы с теми, кто пообещает, но по завершению работ откажется платить оговоренную сумму. Тогда мастер мог, согласно распространенному поверью, «заложить под шесток неигранную червонную даму». За этим таинственным посулом самой страшной и действенной была угроза «печной кикиморы».

Законы физики на службе мастера

«Засадить в печь кикимору» мастер-печник мог при самом тщательном контроле со стороны хозяина. Уловка была основана на знании вполне конкретных физических явлений. Мастеру для акции устрашения требовался лишь стеклянный пузырек, куда помещалось небольшое количество ртути и ломаных стальных иголок. Тайком вмуровав этот «сюрприз» в трубу, мастер после демонстрации нормальной тяги и обязательного «дымового» угощения покидал несговорчивого хозяина. Сэкономленные деньги недолго радовали последнего. Буквально с этой же ночи в его доме начинались  настоящие шабаши нечистой силы.

В ночной тишине из печи явственно слышались страшные вздохи и скрежет зубов. Первым делом несчастные печевладельцы вызывали священников и тратились на святую воду, пока кто-нибудь не надоумит их идти на поклон к умельцу-печнику. Тот долго отказывался, потом разыгрывал тяжкий труд по изгнанию нечисти из дома, а сам, улучив момент, вынимал из трубы секретный кирпич с «сюрпризом». Для вида шептал какие-то заклинания и, взяв хороший гонорар, объявлял о полной победе над злыми силами. Ночной скрежет производили стальные иголки, царапавшие стекло под действием ртути, начинавшей елозить при охлаждении трубы. А «вздыхала» в печи та же ртуть, влитая в гусиное перо. Его также вмуровывали в кирпичную кладку плотным концом наружу. Эффект от подобного устройства был не менее впечатляющий.

Использовали печники и типично «плотницкую» страшилку – бутылку горлышком наружу, вмурованную в оголовок, верхнюю часть дымовой трубы. Осенний ветер выл в таком музыкальном инструменте душераздирающе.

На приеме у английской королевы

Но все же главным в печном деле были не такие «воспитательные меры», а мастерство и глубочайшее постижение всех тонкостей ремесла. Не менее ценилась не только любовь к своему делу, но и доброе расположение к заказчику. Один из недавних примеров высокой оценки таланта мастера – случай с печником Василием Адамовичем, выложившим прекрасный камин в дачном доме известного виолончелиста Мстислава Ростроповича.

Василий в специально сшитом фраке, а жена Маша в бальном платье блистали в этот день на приеме у королевы Британии.

Королева Елизавета в знак особого расположения к музыканту предложила ему отпраздновать юбилей в Лондоне, в самом Букингемском дворце. При этом она предоставила юбиляру право пригласить тех, кого он сам пожелает. Гостями английского двора и стали каминный мастер с супругой, не побоявшиеся в годы опалы музыканта заботиться о его домашнем тепле и уюте. Вся деревня снаряжала их в дорогу. Сам Василий в специально сшитом фраке, а жена Маша в бальном платье блистали в этот день на приеме у королевы Британии!

Цена вопроса

Талант хорошего печника всегда предполагает творческое, вдумчивое отношение к предмету своего ремесла. Печное дело, – говорили старые мастера, – не терпит суеты. Надо семь раз обдумать, отмерить и столь же подробно обсудить с заказчиком любую деталь. К работе обязательно приступать лишь в хорошем настроении. В противном случае и печке передастся «неблагоприятный настрой, испортится её характер». Поэтому в отличие от каменщика-строителя, печник чаще всего не торопился гнать кладку. Например, он мог целый день осматривать дом изнутри и снаружи, долго сидеть и покуривать трубочку, не приступая к работе. Но в это время мастер прокручивал в уме все возможные варианты кладки печи применительно к особенностям архитектуры жилища и в соответствии с пожеланиями заказчика. Судя по документам национального архива, к печникам у местных чиновников  никогда не было претензий.

На ответственные каменные и печные работы в столицу Олонецкой губернии не скупились даже приглашать дорогостоящих «варягов», специалистов из Ярославской губернии. Например, в 1790 году в жилом доме самого Гаскойна (нынешний адрес Энгельса, 5) ими были сложены 11 печей, за каждую из которых печнику заплатили по 5 рублей. Зато в его «ынжерее» (так писец поименовал оранжерею) одна печь, видимо, очень большого объема и замысловатой конструкции, обошлась уже в 12 рублей. Для справки: в конце XVIII века за 1000 штук кирпича приходилось платить до 15 руб., при этом пуд мёда стоил 12 руб., сливочное масло 6 руб., говядина – 2 руб. за пуд.

PS: печное ремесло живо и поныне. Более того летом 2021 года в Карелии прошел всероссийский профессиональный конкурс печников.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах