Примерное время чтения: 5 минут
171

Наша история. Как типография вытеснила барабанные палочки

Raphael Schaller raphaelphotoch, CC0, через Викисклад / Википедия

В первые сто лет Петрозаводска город не смог обзавестись своей типографией. И особой необходимости в этом вроде бы и не имелось. Книги священного писания, богословские и духовного содержания печатались в особых синодальных типографиях и после одобрения цензурой рассылались по самым дальним уголкам российской империи, в том числе и в Олонецкую губернию. Примерно такая же схема действовала и применительно к гражданскому делопроизводству. В екатерининские времена все чаще вместо рукописных высочайших и сенатских указов в Петрозаводск стали приходить их типографские оттиски.

В местной же губернской канцелярии эти указы переписывали для доведения до самых отдаленных уездов. А если главный переписчик ошибется, пропустит строчку или слово? Да если даже поставит не там, где нужно, запятую (помните: казнить нельзя помиловать)? Копий таких документов требовалось иногда более дюжины, поэтому можно представить себе затруднения, с которыми сталкивались переписчики важных государственных бумаг.

Газета и указы нам по барабану

Первоначально указы доводились до петрозаводских обывателей достаточно простым и эффективным способом. Меня очень заинтересовала в свое время загадка довольно большого числа солдат-барабанщиков, числившихся за городским магистратом. Для солдатских упражнений в шагистике их не так уж много требуется. Для подачи обеденных сигналов на заводе – тоже. Однако выяснилось, что с помощью их молодцеватого и громкоголосого инструмента доводились до горожан указы и различные городские объявления. То есть солдат с барабаном и капрал с рукописной копией указа, обходившие самые людные места города, служили живой газетой для неграмотных (и грамотных) петрозаводчан. Зычный крик: «Слушайте и не говорите потом, что не слышали!» — память о таком способе тиражирования новостей.

К концу 18 века стало ясно, что методом живой газеты распространять информацию не очень рационально. Без грамотного и ясного изложения государственных бумаг трудно было ожидать и грамотного исполнения оных. Неудивительно, что в 1804 году вновь назначенный в Петрозаводск гражданский губернатор Вильям Мертенс потребовал создать в городе губернскую типографию, каковая «необходима для облегчения делопроизводства по крайнему недостатку способных чиновников и писцов даже в губернской канцелярии». Под типографию были приспособлены жилой флигель и оранжерея с дворовой стороны корпуса присутственных мест, то есть примерно на месте нынешнего здания ФСБ.

Коллежский регистратор «посредственного поведения»

Первоначально потребовалось разрешить проблему кадров. В отдаленную Олонецкую губернию, куда столичные чиновники чаше всего попадали в виде наказания, добровольно никто из «типографщиков» ехать не хотел. С изрядным трудом и за довольно высокое по тем временам жалованье в 350 рублей (это вполне соответствовало жалованью младшего офицера горного округа) был приглашен из столицы наборщик Алексей Пирогов. Несмотря на то, что начальство аттестовало его поведение как «посредственное», ему был присвоен чин коллежского регистратора. Вспомните бессмертного коллежского регистратора Хлестакова и его хвастливую фразу: «Вы, может быть, думаете, что я только переписываю?»

В качестве помощников, учеников наборщика к Пирогову были приставлены воспитанники сиротских домов из Пудожа и Вытегры. Эта традиция определения на вредную для здоровья работу со свинцовым шрифтом продолжалась и в дальнейшем. В типографском штате первой половины 19 века встречались несколько фамилий Богдановых. Их давали обычно воспитанникам сиротских приютов или, что чаще, незаконнорожденным (богом данным). А последних в нашем северном, старообрядческом краю было довольно много. Раскольники не заключали браки по православному обряду, поэтому официально их дети записывались незаконными.

Деревянные штаны для управляющего типографией

Алексей Пирогов оказался хорошим наборщиком, но имел недостаток, свойственный многим российским мастеровым. Проще говоря, уходил в регулярные запои. В результате он повадился клянчить у губернской канцелярии деньги на приобретение новых штанов взамен пропитых. Не лишенный чувства юмора губернатор Мертенс однажды не выдержал и отказал, предложив в наборной поставить бочку, чтобы любитель горькой мог работать, не оскорбляя государственных служащих видом своих исподников и не обременяя лишний раз казну. Во всяком случае, эта история была широко распространена в чиновничьих кругах Петрозаводска.

Если придерживаться строгих документальных фактов, губернская типография начала полноценную работу 11 мая 1805 года, в день создателей славянской письменности святых Кирилла и Мефодия. А первая газета была напечатана у нас только в 1838 году.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах