aif.ru counter
5192

Человек из подземелья. Отшельник прожил в землянке 18 лет

В социальный центр «Истоки» в Петрозаводске пришел за помощью бывший реставратор Кижей и мастер на все руки, который годами жил отшельником в лесной землянке на краю болота неподалеку от Соломенного. Долгие годы он провёл в полном одиночестве и практически без всякой помощи.

По новому образцу

Отшельника зовут Пётр Павлович. Ему идёт шестьдесят седьмой год. Удивительно, но он сохранил трезвый ум и твёрдую память, а все даты и события своей жизни помнит с завидной точностью.

Фото: Из личного архива/ Оксана Хмеленко

«Паспорт у Петра Павловича был ещё советского образца, – рассказывает специалист отделения социальной адаптации центра «Истоки» Оксана Хмеленко. – Первый документ он получил в 1969 году, но потом потерял, а восстановил в 1993-м. И ему повезло: в то время ещё выдавали паспорта советского образца – новых бланков не было – с отметкой о гражданстве Российской Федерации».

Как только у Петра Павловича будет готов российский паспорт – а это будет уже в марте – специалисты центра оформят страховое свидетельство и временный медицинский полис.

Из конца в конец

Блестящая память Робинзона XXI века вызывает тем большее удивление, что он – человек богатой биографии и широкой географии.

Родом из Псковской области, детство и юность провёл в Карелии. После службы в армии работал механиком на швейной фабрике «Снежинка» в Петрозаводске, а потом уехал в Калининград и трудился на железнодорожном заводе. Потом судьба забросила его в самую глубь страны – в Красноярск. Здесь он был трактористом на комбинате «Енисей».

Фото: Центр "Истоки"

Его неудержимо влекло дальше – в Восточную Сибирь и на Дальний Восток. Так он оказался на Братском алюминиевом заводе - работал в электролизном цеху. Затем снова трудился механиком на швейных фабриках, но уже в Иркутской области. А дальше начались экспедиции – в Северобайкальск, в Хабаровский и Приморский края. Но в 1986 году потянуло обратно. Работал плотником, а в 1992 году освоил новую профессию.

«Работал реставратором в Кижах, – рассказывает Пётр Павлович. – Там же и жил. Но в 94-ом ушёл с работы и стал подрабатывать у фермеров – в Суйсаре и в Ялгубе».

На краю жизни

В 1997 году умерла его мать, отношения с отчимом не сложились, поэтому из дома, который был в Сяпсе, пришлось уйти. Так начал бродяжничать. Через четыре года скитаний приехал в Петрозаводск, нашёл место у болота в километре от Соломенного и обустроил землянку. Вставал в четыре утра и, прежде всего, разводил костёр. Время от времени ходил в магазин – покупал соль, спички, чай и крупы. Деньги зарабатывал, сдавая металлолом. Да и мир оказался не без добрых людей.

«Иногда помогали, – говорит Пётр Павлович. – Женщины. Кто сто рублей даст, кто двести. Один случай был: подошёл малыш и спросил, где я живу, а потом протянул мне сторублёвую купюру. Пенсию не получал и никуда не обращался. Паспорта не было».

Впрочем, случайные прохожие предпочитали не замечать чужого несчастья и обходили отшельника стороной, а встретив в лесу, попросту пугались. Поэтому со временем он стал избегать людей.

В последнее время соломенскому отшельнику стало приходиться всё труднее и труднее. Обмораживал руки и шею, стал замечать, что начал разговаривать сам с собой. О существовании приюта для бездомных знал уже полтора года – случайно подвернулся буклет социального центра «Истоки», но обратиться за помощью всё-таки не решался.

«Знаете, долго думал, – говорит Пётр Павлович. – Никогда не верил, что всё получится. Но меня встретили и всё так хорошо вышло. Дай бог, чтобы так у каждого было».

На заслуженный отдых

Пётр Павлович сначала не мог поверить в то, что ему положена пенсия. Но сотрудники «Истоков» объяснили, что он как минимум может рассчитывать на социальную пенсию, а если удастся получить подтверждение со всех мест его работы, то и на присвоение звания ветерана труда. Ведь проработал он больше 25 лет. После восстановления основных документов отшельнику придется собрать подтверждения с мест работы.

Фото: Из личного архива/ Андрей Барашков

«Мы тоже будем искать, – говорит заведующий отделением социальной адаптации центра «Истоки» Андрей Барашков. – Пенсионный фонд обязан в случае утери трудовой книжки искать сведения о стаже по запросам, но, во-первых, некоторые подтверждения они могут не получить, а во-вторых, время. Поэтому наши юристы отправляют собственные запросы, и, бывает, мы получаем необходимые справки быстрее пенсионного фонда».

Оставить комментарий (1)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах