Примерное время чтения: 7 минут
451

Под бой курантов. Как Петрозаводск остался без городских часов

О часах мы теперь почти не вспоминаем. Тем более что и заводить их уже не надо – меняй раз в два года крохотную батарейку или подзаряжай аккумулятор – и всегда будешь знать, сколько минут осталось до начала рабочего дня или урока. А как же мастеровые и школьники успевали к урочному времени в ту пору, когда часы были редкостью?

Раньше в каждом крестьянском доме было много живых будильников – звонкоголосых и безотказных. Петухи! А как же узнавали время жители старого Петрозаводска, когда он еще не был городом, а именовался слободой? Многие мастеровые кур-петухов не держали, а работа у взрослых и занятия у школьников начинались рано. Например, во времена Петра летом и весной работа начиналась с полпятого утра (зимой – за час до восхода), а заканчивалась в 7-8 вечера, зимой – через час после захода солнца.

К началу и окончанию работ на Петровском заводе сигналили часы на колокольне, к получасовому обеденному отдыху подавалась команда барабанным боем.

Обед по барабану

Технически это выглядело так. Специально для рабочего люда рядом с главной слободской церковью заводские чиновники  устроили на колокольне большие часы-куранты. Они в назначенное время могли приводить в движение специальные молотки, ударявшие по одному или нескольким колоколам. Некоторые куранты даже могли вызванивать несложную мелодию. Но наши петрозаводские куранты просто громко извещали всю округу о времени начала работы.

Например, за час до начала смены – три громких удара «Вставать пора!», через полчаса – два удара («Спеши на завод!»), а один удар – сигнал к началу работы. Потом усатые гарнизонные солдаты-барабанщики с помощью своих молодцеватых инструментов объявляли о перерыве на обед и об окончании его. И такой огромный городской будильник работал почти с самого основания Петровского завода и до конца Северной войны, пока требовалось выпускать оружие для армии и флота. Когда завод вместе с мастеровыми перевели в Сестрорецк, поближе к Петербургу, часы замолчали, звать на работу стало некого. Бревенчатая часовая башня подгнила, а механизм отвезли в монастырь, откуда он в свое время и был привезен.

Звон денег стоит

Прошло 50 лет. Речку Лососинку вновь перегородили плотиной и стали строить новый пушечный завод. Опять надо было сзывать кузнецов и литейщиков на работу. Сначала повесили на главном корпусе «шабашный колокол», от слова шабаш (конец работы). Потом на специальную башню над плотиной (на этом месте сейчас пешеходный мост к бывшему клубу ОТЗ) снова подняли большие часы-куранты.

Часовая башня на плотине возле домен Александровского завода. Реконструкция автора.
Часовая башня на плотине возле домен Александровского завода. Реконструкция автора. Фото: Из личного архива Николая Кутькова

Для работы этих гигантских ходиков снова потребовался специальный служитель, которого называли часоводом. Он раз в день веревками поднимал наверх большие гири, которые, опускаясь, вращали главную шестерню и приводили в движение молотки у колоколов. Вот так и продолжалась безотказная работа заводских часов – не забывай только менять износившиеся веревки да не жалей постное (растительное) конопляное масло для смазки механизма.

Петрозаводск в ту пору стал называться городом, и часы были слышны во всех его уголках. Поэтому заводское начальство решило передать властям хотя бы половину заботы об этом громкоголосом железном петухе. Жалованье часоводу, так и быть, будет платить завод, а деньги на починку и материалы пусть дает Петрозаводск. Городской магистрат не захотел раскошеливаться, а заводчане пригрозили вообще остановить механизм: «У нас в канцелярии есть комнатные часы». Из-за этой ссоры башенные часы опять замолчали, а заговорил шабашный колокол рядом с цехами Александровского завода. Оно и спокойнее – часы постоянно гремели прямо около жилого дома заводского начальства.

Говорит Москва

В третий раз «куранты» появились в Петрозаводске почти сразу же после войны, в конце 1940-х годов. Над главпочтамтом военнопленные строители  соорудили башню уже с настоящими часами, которые были привезены из какого-то маленького городка в побежденной Германии. И «куранты» стали отбивать смену суток новой мирной жизни.

Слово беру в кавычки, потому что никаких больших и малых колоколов с молотками там не было. Был довольно мощный радиодинамик, который транслировал московский бой часов на кремлевской башне. Только вскоре эти полуночные концерты для окрестных жильцов не показалось такими уж мирными – многие просто не могли заснуть или сразу просыпались от ночного перезвона колоколов. По просьбе населения этот веселый бой опять был прекращен раз и навсегда. Почти такие же часы, только без боя, поставили и на маленькой башенке дома в торце Левашовского бульвара. Этот дом считался жильем для партэлиты, поэтому и украсили его соответственно. Но даже тиканье этих ходиков раздражало начальство, поэтому часы вскоре тоже исчезли.

Башенные часы на жилом доме (угол ул. Дзержинского и Левашовского бульвара).
Башенные часы на жилом доме (угол ул. Дзержинского и Левашовского бульвара). Фото: Национальный архив Карелии

Да и в самом деле, зачем теперь так громко извещать всех о быстротечности времени? У каждого на руке свои маленькие часы – время узнать проще простого. И не только время. Например, из рассказа о часах многие смогли узнать кое-что важное из жизни главного нашего завода и столицы Карелии. А боем московских курантов мы теперь наслаждаемся лишь раз в году по телевизору – в новогоднюю ночь!

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах