aif.ru counter
403

В краю нетронутой тайги. Как в заповедной зоне сохраняют природу

Сергей Тархов – директор природного заповедника «Костомукшский» и национального парка «Калевальский». В интервью «АиФ» он рассказал, как оказался в Карелии, почему привлекательны заповедные территории и чем северные олени обязаны пограничникам.

На 64 параллели

Антон Соловьёв, «АиФ Карелия»: Сергей Вадимович, у вас не совсем обычная биография. Вы приехали из Магадана?

Сергей Тархов: Но для меня-то получается как раз таки всё обычно. Родился на 64 параллели – в Анадыре – и оказался в Костомукше, а это тоже 64 параллель. Учился, правда, во Владивостоке, после университета работал в заповеднике «Магаданский» старшим научным сотрудником и заместителем директора по науке. А потом в министерстве природных ресурсов предложили переехать в Костомукшу.

- Говорят, в Магадане вы бросили вызов высокопоставленным чиновникам-браконьерам, за что несколько раз поплатились потерей работы.

- К сожалению, так. Приходили разные люди, не всегда ратующие за охрану природы. Пришлось бороться. Отстаивать охрану природы. Из-за этого у меня были проблемы. Увольняли пару раз. Приходилось восстанавливаться на работе.

- Ваш отец тоже охранял природу?

- Да. Отец, правда, работал в немного другой области, он был охотоведом. После института уехал на Чукотку, занимался выпуском ондатры и американской норки и обучал местных жителей ловить этих животных – ведь они были в новинку для населения. Потом он стал заведовать опытной станцией, в 1975 году ездил в Америку и привозил овцебыков. Их отлавливали на Аляске и самолётами доставляли на остров Врангеля и на полуостров Таймыр, а потом выпускали. Но предварительно он проводил изучение территории – смогут ли там животные освоиться и прокормиться. Это был очень удачный опыт интродукции. Ведь раньше овцебыки были очень распространены по тундре, выходящей к Северному Ледовитому океану. Но когда появилось нарезное оружие – в 1700-е годы – человек их истребил.

Роддом для оленей

- Сергей Вадимович, чем привлекателен национальный парк?

- Во-первых, северной нетронутой тайгой. Ведь тайга не только за Уралом, в Сибири, но и на севере Карелии. А во-вторых, прежде чем оказаться в национальном парке, нужно подумать, что вы хотите. Многих, к примеру, привлекают длительные пешие прогулки по туристическим тропам. На маршруте можно встретить информационные таблички, ознакомиться с информацией. На стоянках есть костровища и дрова, можно развести костёр и остановиться на ночлег. Можно взять напрокат лодку, проплыть по озеру и по реке. Порыбачить. Уху потом сварить. Сделать хорошие снимки, подышать воздухом тайги, лечебным для легких и организма в целом. Кстати, популярностью пользуется маршрут длиной в 36 километров. Рассчитан на два-три дня.

- И всё самостоятельно?

- Да, в национальном парке вас никто не сопровождает. А вот в природном заповеднике – только в сопровождении сотрудника.

- А на туристической тропе животных можно повстречать?

- Конечно. Северного оленя, к примеру. Надо только с подветренной стороны зайти, чтобы ветер не от человека дул. Тогда он не чувствует и не понимает. И не слышит. На озере Каменном в заповеднике 99 островов. Там очень много мысов. И летом озеро Каменное превращается в родильный дом. Туда приходят олени, стада расходятся, самки выбирают место, где рожать. Растят оленёнка, а к зиме снова собираются в стада.

Просвещение – сегодняшний день
Просвещение – сегодняшний день Фото: Из личного архива

 

Вообще, заповедник создан, чтобы сохранить места обитания северного оленя. Об этом начали говорить в конце 70-х. И начали говорить русские и финские пограничники. Обратились с идеей в академию наук. Идею поддержали. А какие это места? Нетронутая старовозрастная тайга. В такой тайге – уникальный микроклимат. Много лишайников, мхов на земле и на деревьях, которыми олени питаются в зимний период. Зимой снег рыхлый, оленям – особенно на обрывистых местах – легко копытами добраться до лишайника. А когда человек вырубает тайгу, то покрытие на земле меняется. Лишайник уходит, появляются заросли брускники, черники, вереска. Кстати, в этом году в заповеднике зимовало около 150 оленей. Никогда такого не было.

Сложности понимания

- Вы работаете директором заповедника «Костомукшский» с 1993 года, а национального парка «Калевальский» –  с 2007-го, года его создания. Скажите, пожалуйста, какое развитие получили охраняемые территории за это время?

- Во-первых, мы построили хороший визит-центр, который рассказывает о природе, о жизни животных и человека. Как звери влияют на природу. И как мы, люди, тоже влияем на природу. Во-вторых, организуем мастер-классы, в которых может принять участие любой посетитель парка, а также снимаем видеосюжеты о жизни диких животных на заповедной территории. В-третьих, по территории заповедника проложены маршруты, обустроены комфортабельные домики для ночлега. В-четвёртых, приобретена техника. Финансировать стали – технику приобрели. В-пятых, обучены инспектора. Одеты и обуты. Наконец, с пограничниками стали понимать друг друга.

На озере Каменном в заповеднике 99 островов. Там очень много мысов. И летом озеро Каменное превращается в родильный дом. Туда приходят олени, стада расходятся, самки выбирают место, где рожать. Растят оленёнка, а к зиме снова собираются в стада.

- А были проблемы?

- Да, очень сложный процесс был, но нашли общий язык. Теперь у нас с пограничниками очень хорошие отношения. Взаимовыручающие, так сказать. Мы им помогаем, они – нам. В конечном счёте выигрывает природа.

Достигнутые результаты
150 северных оленей пришли на зимовку в заповедник

- Кстати, к визиту в погранзону нужно подготовиться заранее?

- Да, на получение разрешения от пограничников требуется две недели. Иностранцам – месяц.

- А с нарушениями приходится сталкиваться? Не погранзоны, а правил поведения в заповеднике и парке?

- Приходится, в среднем – 30 нарушений в год. В основном – незаконные рыбалка или сбор грибов и ягод. Рубок не было – ведь это уголовная статья. А в охранной зоне – она играет роль буфера между заповедником и обычными лесами – лес рубили. Приходилось разбираться.

Новые возможности

- Сергей Вадимович, в сентябре вы открываете «Ресурсный центр». Что это такое?

- Это посредник. Посредник между заповедником и местными жителями. Его основная задача – наладить отношения с населением, а также интегрировать заповедник и парк в социально-экономическую жизнь региона. Люди должны понять, что заповедники и парки – это прекрасная возможность заработать.

Нам, в свою очередь, нужно узнать, какими ресурсами располагают местные жители. А «Ресурсный центр» всё это призван объединить. К примеру, люди могут приглашать туристов к себе жить, могут устраивать праздники, могут быть проводниками и экскурсоводами.

- Как удалось создать такой центр?

- Предыстория такова. Общественная организация – экоцентр «Заповедники» - помогает готовить специалистов для природных заповедников и национальных парков. В прошлом году её сотрудники попросили нашей поддержки в подаче заявки на грант на создание таких вот ресурсных центров. Мы поддержали, а они получили одобрение заявки. Кстати, из 44 биосферных заповедников России были выбраны только четыре – в качестве базы, на которой будут организованы такие центры.

Еще одной задачей центра будет подготовка специалистов для заповедников и парков. К сожалению, сейчас нет ни одного вуза, где бы такая подготовка велась. А нам профессионалы очень нужны.

Досье
Сергею Тархову 62 года. Родился на Чукотке, учился во Владивостоке, работал в Магадане, оказался в Карелии. Возглавляет природный заповедник «Костомукшский» с 1993 года, а национальный парк «Калевальский» – с 2007-го. Почётный работник охраны природы.

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах