Примерное время чтения: 5 минут
108

Лирика трудного времени. Преодолеть раскол в обществе поможет культура

Специфика поэтического дара такова, что один поэт может заменить целый социологический институт. В интервью «АиФ» петербургский поэт из Петрозаводска Егор Сергеев рассказал, какие сигналы улавливает его муза и поделился собственным опытом противостояния расколу.

Канон поляризации

Антон Соловьёв, «АиФ - Карелия»: Вы пишите верлибром – почему он нынче обрёл популярность среди молодых людей в крупных городах?

Фото: Из личного архива

Егор Сергеев: Я таковую не замечал, и разницы в его популярности в крупных и некрупных городах не вижу. Тем не менее он привлекает внимание – явление в русской поэзии относительно новое. Хоть рифма и ритм в верлибре не обязательны, но он ничем не отличается по своему поэтическому назначению.

–Но стилистику верлибра нельзя назвать стилистикой уныния?

–Как может настроение, создаваемое стихотворением, напрямую зависеть от его формы? Верлибр – скорее канон, по которому ты можешь написать стихотворение, а какое настроение оно создаст, зависит от стихотворца.

–Какая поэзия сегодня задает тон?

–Существует тенденция к поляризации литературного сообщества, но такая реакция естественна. Со временем она сойдет на нет – разобщение уже начинает проходить. Но в трендах оказались обе стороны – патриотическая и пацифистская. Война становится в поэзии фоном для человеческих чувств и вечных вопросов.

–Поляризация заметна, а политизация поэзии?

–Если говорить о 2010-х годах, то было несколько всплесков политизации. В 2011-2012 годах – реакция литературного сообщества на протесты на Болотной площади, в 2014-м – на события вокруг Крыма. Политика и литература неотделимы – как и всё остальное. Природное событие тоже находит отклик в искусстве.

Общий знаменатель – в культуре

–А поляризация в обществе – какую альтернативу вы могли бы предложить?

–Она появляется, когда мы забываем, что мы часть одного общества. Даже выступающие против и даже уехавшие из страны – они всё равно остаются и русскими людьми, и частью русского культурного поля. Нужно помнить об этом – причем всем. И нужно помнить, что мы объединены одной культурой. Политика вторична, она подстраивается под требования времени и обстоятельств. Для конкретного человека важнее сохранить свои социальные и культурные связи. Я уверен, что люди с полярными позициями способны к общению. Странно, что политическая позиция переползает в область личных отношений.

–Тем не менее вы сделали выбор, начав помогать беженцам.

–Я помогаю ростовскому благотворительному фонду, который содействует семьям беженцев из народных республик и из пока что ещё Украины. Откуда беженцы – неважно. Деньги на территорию Украины я не отправляю, потому что не доверяю украинским благотворительным фондам. Единственное, чего я не понимаю и чего категорически не приемлю, – это когда люди из России спонсируют убийство русских солдат, отправляя донаты украинской армии.

–Из-за такого непонимания вы не потеряли часть аудитории и не изменилось ли к вам отношение в литературной среде?

–Я не почувствовал, но, возможно, не потому, что оно не изменилось, а потому что мне всё равно.

Литературный тыл

–Вы живете в Петербурге, но бываете в Петрозаводске. Какова дистанция в настроениях?

–Настроения действительно отличаются в больших городах и городах небольших. В больших открыто выражается оппозиция государственному курсу, но здесь просто больше людей и больше возможностей объединения в сообщества людей разных взглядов. Возможны и другие причины: более высокий уровень жизни и более высокие ожидания. Соответственно, люди больше боятся экономических последствий – в частности, потерять имеющееся. Но в целом в марте-апреле был шок: никто не ожидал, люди просто испугались. Но потом ситуация начала меняться. Сформировалось патриотическое литературное сообщество, ставшее резво набирать сторонников и аудиторию. Оно было и раньше, но теперь оформилось и сформировалось его ядро. Конечно, кто-то остается «верен» паническим настроениями, но интерес к такой литературе со временем снижается. Но не потому, что авторы здесь плохие, а потому что любая паника со временем превращается в белый шум.

–Можно ли говорить о подъёме неказённого патриотизма?

–Патриотизм как чувство конкретного человека – понятие не политическое, а относящееся к культурному полю, в котором он родился и к которому он себя причисляет. От государства и политики оно не зависит. Поэтому благотворительные инициативы, в которых я принимаю участие, прежде всего носят гуманитарный, а не политический характер.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах