aif.ru counter
366

В кукольном театре премьера. Не детский «Сад»

Михаил Никитин / Из личного архива

«Пели, плясали, смеялись, пили водку, любили друг друга - и все это профукали». Александр ЯНУШКЕВИЧ поставил в Театре кукол спектакль «Сад» по пьесе Чехова. Детям туда нельзя. «АиФ» разговаривает с режиссером о его представлении последней пьесы самого знаменитого русского драматурга.

Кажется, это комедия

В Петрозаводске появилась театральная интрига - слишком много в новой постановке необычных моментов. Рекомендованный возраст публики - от 18 лет. В театре кукол не будет кукол. Спектакль по пьесе «Вишневый сад» лишен лирики, мягкости, томления и быта. Кроме того, поставил «Сад» режиссер, который входит в компанию самых интересных постановщиков в кукольном театре.

Фото: Из личного архива/ Михаил Никитин

Мария ШАМРАЕВА, «АиФ-Карелия»: Вы действительно ставите комедию, как и говорил драматург?

Александр ЯНУШКЕВИЧ: «Вишневый сад» - это комедия, безусловно, но с элементами драмы. Она щемящая, и здесь, конечно, присутствует вся  эта рефлексия по поводу утраченного рая. Все смешные, глупые, кто-то инфантилен, у кого-то маниакальные наклонности. Такая комедия. Разумеется, мы тоже играем в жанр, потому что если играть серьезно, то потеряется это щемящее чувство от того, что герои все потеряли. Мы стараемся играть легко: пели, смеялись, плясали, пили водку, любили друг друга и все это профукали.

Маска доводит характер до абсолюта, но место для психологического маневра все же есть.

- Вы сразу отказались от кукол. Почему?

- Куклы сюда не особенно лезут. Они добавляют реальности тем, кто стоит за ними - кукловодам, артистам. А здесь этого не может быть, мне кажется. Впихивать то, что не впихивается, мне показалось ненужным, я подумал, что можно перейти в форму масок. Театр кукол - это ведь не только куклы, но и тени, маски, предметы, объекты.

- Маски же не психологичны.

- Маска доводит характер до абсолюта, но место для психологического маневра все же есть.  Маска мягкая, не папье-машовая. Персонажа в маске можно тянуть за уши, растягивать ему рот в улыбке. В данном случае форма позволяет заострить содержание.

Маска, кто ты?

- Расскажите про эти маски!

- Я решил поиграть с идеей - совершенно убрать плоть на сцене. У каждого артиста будет определенная фактура - вторая внешность.  Появится возможность как бы надеть другую кожу. Живые руки, живое тело - все спрятано. Все герои в перчатках, живописно расписаны. Человек превращается в куклу. Из-за того, что маска типажная и характер доведен до абсолюта, появляется некоторая связь с театром дель Арте.

- Персонажей Чехова можно соотнести с героями дель Арте?

- Связь их только в том, что характер доводится до максимума. В Италии - Пульчинелла, Капитан, Тарталья, у нас - другие маски. Лопахин, грубо говоря, - это Медведь. Тут не прямая, а чуть завуалированная и идущая дальше связь. 

- Чехов, рубеж веков, предвидение... Это все есть в спектакле?

- Мне кажется, что есть. Особенно, когда они впадают в транс от фокусов Шарлотты и попадают в некие иные пространства.

- Фокусы Шарлотты Ивановны производят эффект?

- Фокусы у нее глупые, для нее главное - подача. Стробоскопов и летающих птеродактилей у нас не будет. У нас практически нет фокусов. Просто все впадают в транс. В некоторых местах открывается иное пространство.

С мужиками всегда сложно

Фото: Из личного архива/ Михаил Никитин

- В спектакле заняты артисты из других театров. Почему?

- У нас играют Алексей Белов из Национального театра и Леонид Прокофьев. Персонажей много в пьесе, а с мужиками в театре кукол всегда сложно.

- Проводили  кастинг?

- Странно назвать отбор в кукольном театре кастингом, да и мне не нравится это слово. Я безумно благодарен всем актерам, которые захотели поиграть в этом спектакле. 

- Судя по ограничению «18+», школьникам не место на этом спектакле. Ваше впечатление от пьесы изменилось со школьных времен? 

- С возрастом цинизм возрастает, а вера в людей уменьшается. Но я пытался показать эту историю не сопливой и ноющей. Все здесь играли-играли, и, в конце концов, оказались никому не нужными. Родина, грубо говоря, их отторгла.

- Это, по-вашему, созвучно нынешнему моменту?

- Вся большая драматургия всегда созвучна нынешнему времени.

Рекомендательный характер

Фото: Из личного архива/ Михаил Никитин

- Действительно, школьникам лучше подождать с просмотром «Сада»?

- Всегда кто-нибудь придет на спектакль с грудным ребенком. У нас «18+» имеет рекомендательный характер. Театр за это все равно не отвечает. Нет же у нас задачи кого-то оскорбить, задеть, лишить сна, покоя и чувств. Просто театр вступает в диалог со зрителем, который, по идее, приходит, не имея своего представления о том, как следует ставить эту пьесу. Да, возможно, трактовка кому-то покажется  спорной. Кто-то наверняка с ней не согласится.

- Что для вас стало испытанием или проблемой в подготовке спектакля?

- Определенные клише, связанные с драматургией Чехова. Или давление тех еще времен, когда пытались затолкать пьесу в какие-то рамки. Это прежние грехи, висящие над всеми нами. Все знают, что это должно быть так, а это - эдак. И плюс сложно, действительно, сделать микс из разных видов театра. Все ведь привыкли выражаться вербально. Не поговоришь, - значит, что-то не то.  У нас слов будет меньше, потому что многие вещи в театре кукол не рассказываются, а показываются.

Фото: Из личного архива/ Михаил Никитин

- А любовник французский будет?

- Будет. Он такой проныра, что пролез в спектакль.

- Торги назначены на 22 августа. Вам нужны эти числа?

- Чехов дает представление о времени. От мая до продажи сада прошло почти 4 месяца, и за это время не сделано ничего. Только томление у всех. В четвертом действии Лопахин говорит, что за 20 минут можно добраться до станции. Это значит, что действие должно играться 20 минут. Часто же это действие растягивается в страдательном виде: «Я посижу еще минуту. О, сад, милый сад!» И все сбивается по ритму.

- У вас не будет этого «О, милый сад»?

- Будет, но в быстром темпе, сопли - на выходе. Ритм мне помогает понять  сам драматург. И с продажи сада они еще полтора месяца сидели на шее у Лопахина. И снова эти истории - представления, кутеж, гульба.

- Вы сочувствуете героям?

- Естественно.

- Вы к кому ближе по характеру?

- Я - в каждом.

- Лопахин любит Раневскую?

- Любит. В спектакле обязательно будет любовь, но странная. 

Фото: Из личного архива/ Михаил Никитин

Досье
Александр Янушкевич - главный режиссер Брестского театра кукол. Имеет два высших театральных образования. Видит серьезные перспективы развития искусства театра кукол. Номинант Национальной театральной премии «Золотая маска» со спектаклем «Эдип» (2012), лауреат Национальной премии Республики Беларусь «за лучшую режиссуру детских спектаклей» (2014), лауреат «Золотой маски» за спектакль в театре Перми «Толстая тетрадь» (2016).

Оставить комментарий (0)


Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах