Примерное время чтения: 5 минут
157

Одна республика – два Кирова

К первой годовщине Октябрьской революции коммунисты Петрозаводска сбросили с пьедестала статую Александра II. Освободившийся постамент решили использовать «по назначению», для новых кумиров. Фигуры Троцкого, Рыкова, Зиновьева и прочих вождей быстро теряли свое всемирно-историческое значение, поэтому одинокий постамент больше 10 лет сиротливо торчал возле собора, ставшего городской столовкой, рассказывает краевед Николай Кутьков.

Бывшая Петровская площадь (она же Круглая) дождалась первой. В 1933 году на ней водрузили памятник вождю мирового пролетариата. А следующий год стал решающим для нового постояльца бывшей Соборной площади (с 1923 года – пл. Республики). Декабрь 1934 года вошел в историю СССР как год смерти Сергея Кирова.

Стать Кировозаводском

Скорбя о смерти вождя ленинградских коммунистов, рабочие Онегзавода и лыжной фабрики потребовали переименовать Петрозаводск в Кировск или что-то похожее. Претендовали на высокую честь также Караклис, Елизаветград, Вятка, Ганджа, поселок Хибиногорск и т.д. Поэтому на карте страны скоро появились большие и малые города Киров, Кировобад, Кировокан, Кирово-Чепецк, целых два Кировска и столько же Кировоградов. Нашему городу в качестве утешительного приза позволили переименовать улицу Садовую и всю Мурманскую железную дорогу, а также украсить город памятником Сергею Мироновичу. Вопрос «где?» решился просто – Москва давно уже указывала городским властям на стоящий на пл. Республики огромный кафедральный собор (построен в 1872 году): когда, мол, снесете?

Тряхнуть карельскую землю

Праздник 7 ноября 1936 года был отмечен торжественной закладкой памятника. 12 декабря состоялось помпезное открытие. Отличия в облике старого и нового кумиров были значительные. Малорослый Киров никак не походил на статного и подчеркнуто монументального царя-освободителя. И, согласитесь, невозможно было бы представить члена царской фамилии с рукой в кармане широченных галифе (где револьвер, надо полагать). И обращен Мироныч лицом совсем не к храму науки, гимназии, а к материальному производству, к Онегзаводу. А вот что выражал указующий перст? Этому есть вполне правдоподобное объяснение. Сергей Миронович однажды на партхозактиве заявил: «О 95% территории Ленинградской области и Карелии мы ничего не знаем. С этим надо покончить… Надо так тряхнуть эту старую землю, чтобы установить всё, что в ней содержится». Землю тогда «тряхнули», но больше всего высыпалось из нее в Мурманском крае, куда на открытое Ферсманом апатитовое месторождение Киров ездил лично.

Как поставили двойника

Когда армия Суоми вошла в город, каменный Ленин и бронзовый Киров спокойно стояли на своих местах. К Ленину финны относились без неприязни – Ильич даровал Финляндии независимость. А вот Киров был для них верным сталинцем, то есть агрессором. Поэтому голову бронзового партийца подвыпившие солдаты регулярно портили пулями, а во время «парада освобождения», состоявшегося 12 октября 1942 года, статуе «устроили тёмную», закрыв тентами от армейских грузовиков. Через год творение Манизера отбыло в Хельсинки, на утилизацию.

По мирному договору 1944 года финны обязались вернуть всё, что вывезли. Правда, статуи Кирова среди первой партии возвращенных ценностей не оказалось, потеряли. Но партийная власть во что бы то ни стало решила вернуть на старое место скульптуры Ленина (она была просто разобрана и складирована во дворе университета) и Кирова. Последнего, к счастью, любезно взялся возобновить сам Манизер. У запасливого скульптора сохранилась форма, по которой к началу 1945 году отлили новую статую. Её доставили в город и в ночь на 14 января укрепили на постаменте. Так что нынешний Киров – брат довоенного. Манизер и прежде отправлял двойников Мироныча не только в Петрозаводск. Во Псков и Кировоград, например.

Одна голова – хорошо…

История с первым памятником однако не закончилась. Через какое-то время из Финляндии пришла от него весточка. Нашлась-таки статуя на складе небольшого металлургического предприятия. Та самая, с простреленной головой. И вернули её согласно протоколу, в крепкой таре. Но выставлять на всенародное обозрение в таком виде было нельзя. Опять достучались до Манизера, и он изготовил голову взамен испорченной. Отпилить старую и приварить новую было уже делом техники. Мне про эту секретную операцию доверительно поведал известный карельский скульптор Геннадий Ланкинен. Так Карело-Финская ССР стала обладателем двух совершенно одинаковых скульптур. Довоенная (с новой головой) стоит с 1958 года возле гостиницы ББК в Медвежьегорске.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах